yeshe: (samurai)
[personal profile] yeshe

Глава 13. Адвокат

Двейн Рейни. 27 февраля

– Что за новая информация? Почему я узнаю из слухов и сплетен? – возмутилась начальница отдела поймав их в коридоре.

Ее звали Барбара Брейди, а за глаза называли старушка Барби. Не столько за сходство, сколько за количество мозгов. Назначения последних лет делались видимо по соображениям политической корректности, и выслуга лет была в ее случае причислена к эффективности, уму и прочим талантам, за неимением оных. Это не улучшило работу департамента, но зато помогло произвести приятное впечатление на начальство и общественность. Сама же Барби, в какой-то мере понимая свою неполноценность, старалась быть затычкой каждой дырке и очень путалась под ногами. А теперь она нервничала. Что-то происходило за ее спиной, и она не имела доступа к информации; такие ситуации всегда приводили ее в полуистерическое состояние.

Дубчек, будучи главным экспертом в случае профессора, пошла напрямую к шефу Ланкастеру, так как он был их непосредственным шефом во время расследования того случая, и объяснила ситуацию. Он дал ей временный доступ, и она как бы вернулась на работу в отдел в связи с ситуацией. И теперь оказывалась под началом у Барби, но с подачи ее шефа, так что ситуация была деликатной.

– Я хочу, чтобы вы докладывали! – продолжала возмущаться Барби, – Вы должны понимать…

Дубчек посмотрела на нее с высоты своих двух метров как огр посмотрел бы на дворфа, если бы тому случилось бы оказаться рядом: «Тут кто-то что-то пискнул?»

– Барбара, не мешай, мы работаем, и будем работать как привыкли. По крайней мере пока.

Старушка издала ряд возмущенных звуков, потом нашлась.

– Ваша тактика пока не дала значительных результатов, – воскликнула она дребезжащим голосом.

– Вы этого не знаете, – начала Дубчек.

– Вот именно! – воскликнула Барби, – А как начальник я должна знать!

– Слушай, – осадила Дубчек, – ты лучше не путайся под ногами, а то я настучу по начальству о том, как ты тратишь деньги департамента на личные цели.

Рейни чувствовал, как население каждого кубика затаило дыхание и слушает. Воздух вокруг казалось дрожал от напряжения. Каблучки Барби глухо застучали по ковролину вдаль, сопровождаемые возмущенными восклицаниями.

– Вы не пробовали делать это в грязи? – спросил Рейни, откинувшись в кресле и крутя карандаш в руках, – Я бы заплатил крупную сумму, чтобы посмотреть.

– Смотреть будет не на что. Будет один удар.

– Вот именно на это я и хотел бы посмо…

Но в этот момент раздался звонок. Рейни поднял трубку, помрачнел и сказал: «Да, сейчас буду».

– На ковер, – сказал он обреченно возвращая трубку в объятия телефона, – Если не вернусь, похороните меня под волынки и китар…

– Но нам пора на встречу!

– Поезжай одна, я приеду если вывернусь.

– Удачи, – сказала Дубчек и проводила его угрюмым взглядом; Рейни лопатками ощущал убойную силу этого взгляда, словно ветер в спину.

 

Он не вывернулся. Ему опять надавали бессмысленных бюрократических поездок на весь день и он со вздохом уехал.

Ожидая в приемной очередного местного шефа и ненароком разглядывая секретаршу, он прокрутил список контактов в телефоне и нашел адвоката профессора.

Контора Савви ответила, что сегодня до трех тот находится в Генеральном суде Арлингтона, и это было просто замечательно, так как это было совсем близко. Выяснив, что отчетность еще не готова, и получив уверения, что необходимые данные будут высланы непосредственно ему в самое короткое время, Рейни поехал в суд. Все-таки область, охватываемая Вашингтонским метро это прекрасное место для внеплановых поездок. Даже многочасовую задержку всегда можно объяснить стоянием в пробках.

Рейни быстро нашел нужный зал, но оказалось, что несколько минут назад все разошлись на перерыв. Тогда он первым делом заглянул в кафетерий, и его предположения оказались верны, адвокат как раз собрал на поднос свой обед и шел к кассе. Рейни налил себе кофе и встал следом.

– Мистер Савви, добрый день. Вы не могли бы уделить мне немного времени?

За прошедшие семь лет адвокат постарел, высох и согнулся, теперь он был одного роста с Рейни. Над коричневым черепом сверкал редкий белый пух, на щеках добавились темные пятна и морщины. Но строгий темно-серый костюм был как всегда безупречен и галстук по-прежнему сверкал цветами Колумбийского университета.

– О, давненько я вас не видел! Да, прошу, только быстро, – сказал он указывая на столик, – а то у нас всего полчаса, а я очень хочу есть. Судья не терпит опозданий. Что вы хотите узнать? – спросил он располагаясь за столом и поливая салат приправой из пакетика.

Рейни устроился рядом и сделал глоток кофе:

– Все то же. Дело профессора.

– На связь не выходил, и я ничем не могу…

– Знаю, не беспокойтесь. Боюсь на связь он уже не выйдет. Вопрос не в этом. Появились новые обстоятельства, и нам нужно всю ситуацию проработать под совершенно новым углом.

– Под каким?

– Что профессор не преступник, а жертва. И я не думаю, что он еще жив, хотя конечно кто знает…

Адвокат застыл с открытым ртом не донеся до него вилку с салатом. Салат упал на стол. Савви стыдливо прикрыл его бумажной салфеткой.

– С… Серьезно?

– Да. И мы практически сейчас расследуем пропажу профессора и еще одного человека и еще два убийства. Три. Есть много новых подробностей... Нам нужна любая информация.

– Не уверен, что могу вам помочь…

Савви от волнения забыл про салат. Не каждый день сторона противника приходит и предлагает твоему клиенту спасение на блюдечке за просто так.

– Скажите почему профессор оказался на месте преступления? – спросил Рейни.

– Я не уверен, что могу… – заблеял адвокат и даже попытался ослабить галстук, – Вы же знаете… Конфиденциальность… Я не имею права!

– Хорошо, давайте я вам скажу, – ответил Рейни, – Некто назначил ему встречу, и скорее всего эта встреча относилась к определенным не совсем легальным интересам профессора. Так?

Адвокат молчал открыв рот от изумления. Рейни продолжал:

– Возможно встреча состоялась, возможно нет, это не важно. Важно то, что профессор там был и ждал какое-то время. Что-то трогал, как например ручку двери внутри и снаружи, и его пальцы остались на месте, которое потом стало местом преступления. Примерно по этой схеме преступник сработал еще в одном случае. Нам нужно знать все, что профессор вам говорил. Почему он не рассказал следствию о назначенной встрече?

– Преступник… Не профессор… То есть доктор Хорсшу не преступник?

– А вы в этом не уверены?

Савви сделал глубокий вдох и замер. Потом наконец пришел в себя.

– Мне надо подумать, – он сглотнул, – Вы поймите… Вы не поймите… Мне надо про… консультироваться… запросить разрешение… Вы понимаете, моя лицензия… Позвольте мне сделать несколько звонков!

– Как будто у меня есть выбор, – улыбнулся Рейни.

Вернуться в оглавление


Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 08:11 am
Powered by Dreamwidth Studios