yeshe: (hypatia)
[personal profile] yeshe
Посвящается Марине Диденко, другу и психотерапевту. Спасибо за хороший совет


Часть 1

Он знал, что умирает.

Иногда он переходил на другую сторону и видел, что его поток иссякает. И еще видел черную тень на багровом фоне, которая плыла невдалеке. Он не хотел оставлять ей это, но не знал, что делать. В такие моменты он остро осознавал свое одиночество, но уже ничего нельзя было изменить.

– Буря, – думал он, – Буря! Ураган! Пусть он не сможет подойти!

Черная тень улыбалась, тихо дрейфуя вокруг как стервятник.

Она приближалась. Медленно, почти незаметно. Из нее иногда вырастали тонкие щупальца, которые извивались, множились, тянулись к нему и снова уползали внутрь. Пока они не могли достать. Пока. Но тень не торопилась. Ей некуда было спешить. Как стервятник она ждала, пока жертва затихнет, чтобы начать свой пир.

Еще немного времени. Совсем немного…

Скорчившись от боли он добрался до ворот и отпер заледенелую железную калитку. Стоял и смотрел на низкие тучи и звал ураган…

И когда облачком взметнулась снежная крошка на улице, когда первые ледяные капли упали на лицо, он отдал свой последний приказ. Выложился весь без остатка, зная, что это уже конец.

Судорожный кашель начал сотрясать все его тело. Он повернулся и пошел назад почти не видя дороги…

Он погиб в этой битве, но война еще только началась...

 

Глава 1. Отпечаток

Двейн Рейни. 13 Февраля

– Только этого не хватало! – сказал Рейни, когда в темное окно вдруг ударили первые капли дождя, – Среди зимы…

– Да, – ответил Бек, – Чертовщина!

Засунув руки в карманы они стояли у окна в коридоре и уныло смотрели на струи воды, побежавшие по стеклу. Оба в черных костюмах, подтянутые и спортивные, оба сорока с лишним лет, в остальном они разительно отличались: Карл Бек был высокий с белесыми волосами и бровями, а Двейн Рейни среднего роста, очень смуглый и темноволосый, черты лица выдавали его индийское происхождение.

Это были те неловкие двадцать минут до конца работы, когда ни одно дело не имело смысла начинать, так как невозможно ничего за это время закончить. Потому они банально тянули время.

– Можно конечно постфактум назвать его убийцей, – лениво продолжил Бек прерванный разговор.

– Поскольку он им и был, – вставил Рейни.

– Но, – с нажимом ответил Бек, – ведь кодексов и законов тогда еще не было, и судить его по этим законам нельзя. Просто сработал принцип эволюции. Выживает сильнейший. И не знаю, можно ли считать его плохим, поскольку концепций добра и зла тоже еще не было. И как ни крути, а все же мы дети Каина, а не Авеля.

– Дети Каина? – улыбнулся Рейни, – Хорошее название для романа. Но даже если допустить, что Библия это единственное и к тому же верное описание происхождения жизни на Земле, даже тогда нет. Там был еще один сын…

– Да? – удивился Бек – Не помню.

– Мало кто помнит, – ответил Рейни, – Про него больше ничего не сказано. Просто был. Не состоял, не числился, не замечен. Словно и не было. Прошел в тени истории. Так что выживает не самый сильный, а самый незаметный, кто не попался на глаза врагу. И этой самой истории.

– Не знаю… – пожал плечами Бек, – Думаю это более поздняя вставка. Кто-то из переписчиков не выдержал и сделал добавку. Людям хочется показывать на кого-то пальцем и говорить, что они плохие, а мы хорошие…

– Кто знает… Может быть... – Рейни было лень спорить.

– И легче обвинять, чем…

Бек замолчал оглядываясь. Несколько сотрудников показались в коридоре и прошли мимо них на выход доставая зонты.

– И к тому же это разрушает поэтичность твоего образа, – тихо добавил Рейни когда они прошли.

Бек открыл рот, чтобы что-то возразить, но тут в коридоре показались еще люди. Последними шли темнокожая женщина в плаще и тощий длинный практикант в мятой серой футболке и джинсах, который ей что-то взволнованно шептал.

– А, Рейни, ты тут! – сказала женщина заметив их и останавливаясь.

– Привет, Дебора, – ответил тот.

– Флетчер, – сказала она, – Я предпочитаю так…

– Извини, Флетчер, – ответил он испытывая неловкость.

– Ничего. А мы к тебе. У тебя есть минутка?

– Да, есть. Что случилось?

– Тут может быть кое-что интересное из твоего старого случая…

Она подтолкнула практиканта вперед, из-за его спины поймала взгляд Рейни и чуть закатила глаза кверху, показывая, что «он меня достал, прими его на себя».

– О'кей, – ответил Рейни без энтузиазма, – Трешер?

– Стивен, – ответил тот.

– Хорошо, Стивен. Рассказывай.

– Э… Тут та-такая история… – начал он заикаясь от волнения и переводя взгляд с одного на другого.

В рамках рутинной оцифровки старых дел время от времени в отделе появлялись интерны. Им поручались сканирование фотографий и анализ разных пятен среди вещественных доказательств. Как правило это была мучительная рутина, на которую отправляли студентов, как только у департамента появлялись для этого деньги. И каждый новичок проходил через это чувство «Ага! Вот оно!» когда они пропускали образцы через базу данных. И каждый мечтал решить ограбление века или найти серийного убийцу. Это была уже традиция.

– Когда ты говоришь это было? – спросил Рейни после неясных и путанных объяснений, – Какой случай?

– Д-д-двадцать шесть лет назад!

– А при чем здесь я?

– Так т-т-те отпечатки пальцев, они тоже нечитаемые, но я провел анализ ДНК, и все совпало!

– C чем?

– Профессор Хорсшу! Тот с... с…

– Случай. Помню, – заметил Рейни, – Отпечатки пальцев профессора?

– Да! – восторженно отозвался Стивен и сразу сник, – Нет, не п-профессора! И пальцы нечитаемые, то есть смазанные. Но ДНК совпадает! – добавил он шепотом.

– Совпадает с чем? Повтори еще раз, только по порядку.

Но по порядку Стивен не умел. Он повторял, путался, извинялся, заикался и снова повторял, но в конце концов Рейни увидел некую систему. Он подытожил медленно и делая паузы и сверяясь с реакцией Стивена:

– Ты хочешь сказать, что ты разбирал вещественные доказательства из случая, который произошел двадцать шесть лет назад, и нашел… что был какой-то человек, посторонний, который сначала «наследил» в старом деле, а потом в деле профессора?

– Да! – с облегчением воскликнул практикант.

– И ты его не идентифицировал.

– Нет. В базе данных ничего больше нет, – Стивен сокрушенно замотал головой, но сразу оживился и зашептал, – И я думаю, а вдруг это се-се-серийный убийца, который охотится за се-се-серийными убийцами? Как Декстер!

– Там тоже была серия? Несколько убийств?

– Да! Я же о том и говорю! – воскликнул Стивен, хотя Рейни четко помнил, что об этом прозвучало впервые, – Ну не большая серия, но д-д-два! Из тех, что известно. И если это как Д-декстер…

– Подожди. Кто жертвы? Тоже студентки? Девушки?

– Нет. Два молодых человека.

– Задушены?

– Зарезаны.

– А убийца? Убийцу нашли?

– Да! Его п-поймали, но это не его ДНК!

– Предполагаемый убийца или было доказано?

– А? – Вопрос поставил Стивена в тупик.

– Что решил суд? Если был, – спросил Рейни.

– А… Ка-ка-ка-ажется не было…

– Пошел на сделку?

– Нет… Э… Он сбежал…

– Кто?

– Убийца.

– Так доказано или нет, что он убийца?

Стивен застыл с открытым ртом, и Рейни сжалился:

– В таком случае не убийца, а подозреваемый. Не торопись давать название.

– По-почему?

– Потому что ты настраиваешься на гипотезу. Назвать это внедрить в сознание установку. Назвал убийцей, и ты уже почти уверен, что это правда. А это может быть и не так. Тем более назвать кого-то Декстером это предположить к тому же определенный сценарий и назначить кому-то эту роль. А это может быть просто случайный прохожий. А может быть и нет, но человек играет другую роль. Однако дав имя, ты внедряешь установку и она тебя гипнотизирует.

– Что? Гип… гип…? – с трудом выговорил Стивен.

– Да. Ты неосознанно ищешь подтверждения своей идее и обязательно находишь; наше подсознание так устроено. Оно фильтрует информацию в соответствии с нашими идеями. Даже если это заблуждения.

– Э… – промямлил практикант.

– Ты замечаешь факты в поддержку своей гипотезе и неосознанно игнорируешь все остальные. Потому сознание надо держать максимально чистым от установок. И иметь две-три рабочие гипотезы, – закончил он слегка нравоучительным тоном.

– Но сходство с… с…

– С кино или между собой? – спросил Бек.

Практикант замялся и издал какой-то странный звук. Рейни кивнул и добавил:

– Вот именно. Можно найти много разных объяснений от простых до самых сложных.

– А ка-какие могут быть с-с-сложные объяснения? – спросил Стивен полушепотом. Простые явно его не интересовали.

Рейни посмотрел в его воспаленные затуманенные глаза с усилием стараясь остаться серьезным. Это было непросто: торчащий на макушке клок волос делал студента похожим на ушастого миньона, причем уши его сияли красными огнями, подсвеченные лампой сзади.

– Например, – он понизил голос до таинственного шепота, – Помнишь в одном из фильмов была инопланетная жизненная форма, которая вселялась в людей и они выполняли разные странные действия? – Он пошевелил пальцами, словно это были паучьи лапы.

– Да! – испугался Стивен и сразу добавил настороженно ощущая подвох, – но и-и-инопланетная форма не может оставлять человеческие ДНК!

– Правильно! – сказал Рейни обращаясь к Беку, – Он умеет логически мыслить! – и снова повернулся к практиканту, – Человеческие ДНК оставили люди в черном, которые охотились за этой жизненной формой. Они же не оставляют отпечатков пальцев. Но устранять ДНК еще не научились.

– Смотри, – добавил Бек ухмыляясь, – могут прийти и стереть твою память.

Они подождали, пока информация уляжется в сознании лаборанта. Она не улеглась. Стивену было уже около двадцати пяти, но при всем своем почти двухметровом росте выглядел он лет на десять моложе. Судя по всему эмоциональный возраст у него был вообще пятилетнего ребенка.

Из-за спины практиканта Флетчер сделала Рейни круглые глаза и покрутила пальцем у виска. Такой же взгляд достался и Беку, на что тот победно улыбнулся, а Рейни раскаялся:

– Однако понимаешь, Стивен, опыт подсказывает, что лучше искать простые объяснения, они как правило самые вероятные. Не могла ли например произойти просто ошибка?

– Нет, – воскликнул практикант, сам вдруг внезапно и мучительно сомневаясь, – я проверил!

– А ты не перепутал образцы?

– Нет! – еще более испуганно промямлил тот, – второй случай, ваш, который профессор, он же уже был оцифрован. Мне выпал ответ из базы данных.

– Хорошо, – сказал Рейни, – дело у тебя или ты сдал его в архив?

– Еще у меня, но я все оцифровал! Могу показать! – воскликнул Стивен.

Он огляделся отыскивая глазами какой-нибудь компьютер. Но в длинном коридоре были видны только покрытые холстом перегородки кубиков отдельных сотрудников. Рейни махнул ему рукой приглашая в свой, последний у выхода, сел за компьютер, ввел логин и пароль и пропустил практиканта к столу. Тот счастливо припал к клавиатуре, и теперь уже его пальцы бегали как паучьи лапы. Скорость была фантастической. Рейни и Бек многозначительно переглянулись.

– Гик! – наметил Рейни одними губами.

– Вот, – Стивен открыл нужные страницы.

– Отлично! Спасибо. Я посмотрю, – сказал Рейни и добавил, – А может… Ты принеси мне сами материалы, если говоришь они еще у тебя. Мне так привычнее…

Стивен кивнул сияя и убежал вприпрыжку, размахивая руками как мальчик.

– Это он слишком молод или я уже слишком стар? – спросил Рейни, чуть печально провожая его взглядом и ни к кому конкретно не обращаясь.

– Не издевайтесь над ребенком! – сказала Флетчер твердо.

– И в мыслях не было! – весело поднял ладони Бек.

На что она укоризненно покачала головой, подарила каждому Взгляд и ушла твердо чеканя шаг по ковролину.

– Что за случай? – спросил Бек, – Я его не помню. Когда это было?

– Семь лет назад. Ты уезжал на стажировку.

– А, понятно. И что там было?

– Вирджиния. Три студентки, – сказал он, – в разных колледжах. Удушение. С промежутком в два-три месяца.

– И что?

Рейни пожал плечами и не знал, что сказать. Случай оставил в его душе неприятный осадок.

– Так и не знаю. Арестовали одного, он сбежал. До сих пор не нашли. Но убийства прекратились. Больше никаких следов. «Холодный» случай. Долго объяснять.

– Понятно, – ответил Бек, – Действительно интересно, как эти случаи могут быть связаны… Четверть века назад… Не думаю, что это поможет…

Он пожал плечами и достал свой сотовый.

– Да уж… – заметил Рейни задумчиво, – Кто-то прошел в тени истории…

– Ты домой не собираешься? – спросил Бек что-то просматривая на своем телефоне.

– Пожалуй не прямо сейчас, – ответил Рейни снова выходя в коридор, чтобы взглянуть в окно. Дождь казалось стал в три раза сильнее и теперь с ненавистью заливал стекло, – Мерзкая погода! Лучше пережди самый пик.

– Если верить прогнозу, – ответил Бек, найдя наконец нужную информацию на сотовом, – самый пик будет часа через три-четыре. И температура упадет, дождь станет снегом. Представь, что будет на дорогах! Потому я все же рискну сейчас.

Рейни задумался, не пойти ли на самом деле домой, но вскоре Стивен прикатил несколько коробок на своем кресле, сгрузил их в кубике Рейни, сел в это кресло и переполненный счастьем уехал спиной вперед, отталкиваясь длинными ногами.

Отдел затих, народ в основном разошелся, и Рейни оставшись в одиночестве не смог побороть искушения и открыл первую коробку со смутным чувством, которого он не мог сначала понять.

Он осторожно прислушался к себе и вдруг понял, что это чувство опасности… 


Вернуться в оглавление


Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 08:10 am
Powered by Dreamwidth Studios