Apr. 1st, 2016

yeshe: (Default)

Глава 61. Госпиталь

Маркус Левин. 23 июля

– Магнитная ловушка, – сказал смуглый юноша в очках.

Глаза его казались совсем безумными и он говорил торопливым монотоном, слегка жестикулируя.

– Магнитная ловушка… Заряженная частица не может уйти из магнитного поля! Так они думают. И она бегает туда-сюда как в бутылке. Тогда они берут и накачивают ее энергией. Думают разогнать до скоростей близких к световой. И она пуфф! И исчезает! Квантовый скачок!

Маркус сидел в больничном коридоре, когда к нему присоединился этот молодой человек в госпитальном халате и тапках; в одной руке он держал металлическую стойку с капельницей, идущей к нему в вену, в другой был сотовый телефон. На запястье его был бумажный браслет с именем и бар-кодом.

– Магнитная ловушка, – начал он опять.

– Да, – сказал Маркус, – Магнитная ловушка. У тебя опухоль мозга.

– Нет, – ответил юноша, но словно отвечая на какой-то другой вопрос и помолчав добавил: – Меня вчера просканировали. Это бронхит, – Он закашлялся.

– Тебе сканировали легкие, а надо мозг. Попроси новое сканирование.

– Да… Нет… Не знаю… – ответил юноша как на автомате, – Это… Магнитная…

– Да, ловушка, – ответил Маркус, – Знаю. Где твои родители?

– В Орегоне.

– Набери их номер, – сказал Маркус.

Тот послушно нашел номер в списке и сказал в телефон:

– Мама? Да, это я. Привет… А… Да… Все хорошо…

Маркус мягко взял телефон из его рук и сказал неизвестной на другом конце:

– Здравствуйте, ваш сын в госпитале, ему проверяют легкие, у него бронхит. И еще у него опухоль мозга. Ему нужна срочная операция и большое серьезное лечение, но врачи отказываются сканировать.

– Что?! – спросил женский голос в трубке, – Что?! Кто вы?!

Маркус назвал адрес госпиталя, и слушая эмоции на другом конце мысленно приказал: «Испугайся. Это на самом деле. Испугайся и прими всерьез». На всякий случай повторил вслух адрес госпиталя и вернул телефон владельцу.

– Да, – сказал тот в трубку, – Магнитная ловушка! Я же говорю… – и снова закашлялся.

Маркус ушел в туалет. Он больше не мог видеть несчастного студента, которому остро нужна родительская забота и медицинская помощь. Говорить с его докторами он тоже не хотел. Увы, несколько раз он уже оказался в нелепой ситуации.

– Цирроз печени? Да ей всего двадцать пять! – воскликнул доктор, когда Маркус сказал про девушку, которую собирались везти в инфекционное отделение, – Кто вы такой? Идите, молодой человек, не путайтесь под ногами.

– Рак поджелудочной? – спросила другая доктор и повернулась к медсестре: – Кто это такой? Кто его сюда пустил?

Уже который день сидя в приемной или в зале ожидания Маркус наблюдал людей и их болезни. Нет, не просто наблюдал. Для него это теперь стало вопросом жизни и смерти – найти, узнать, понять, и если можно вылечить. Он провожал глазами каждого больного и каждую каталку с пациентом и смотрел – в чем проблема? Что у него болит? Можно ли помочь? Он шел невидимо за каждым доктором, делающим обход, и слушал и одновременно делал свой «обход», свою инспекцию, проникая внутренности, всматриваясь, пытаясь понять, что может сделать он со своим странным нечаянным даром, как он может помочь, как исцелить? И понимал, что он так мало может!

Это стало чем-то вроде мании – ему казалось, что если удастся спасти Кицунэ, то может быть он спасет свою семью. Ту самую, которую он уже давно потерял. Или он просто слился со своим отцом и переживал его чувства тогда. С той разницей, что тот ничего не мог поделать и просто наблюдал, как болезнь пожирает любимое существо, а Маркус мог. Или по крайней мере у него была иллюзия, что он что-то может. Очень страстная иллюзия. Надежда, желание, которое поглотило его всего. Спасти!

– Опять этот… – услышал он за своей спиной язвительный голос какой-то медсестры, – пристает к докторам и учит как лечить…

 

– Но вы же хотите попробовать? – спросила Кицунэ Якова.

– Ну в общем… Да… – нехотя сказал он, – Но я никогда не делал… Нет, я делал такие операции с точечными надрезами, но не для удаления раковой опухоли.

Они сидели вчетвером в кабинете Якова и обсуждали его новое предложение. Тот хотел, чтобы Кицунэ поехала в Нью Йорк, где есть специалисты, удаляющие опухоли через такие разрезы. С минимальной потерей крови и значит без тяжелой пост-операционной стадии. И конечно это не спасет от метастаз, и не излечит от болезни, но может подарить немного времени…

– Я бы хотела, чтобы это сделали вы, – ответила Кицунэ, – я знаю, у вас получится. И я вам доверяю.

– Ты пойми, у них специальное оборудование, они могут без рентгена отыскать опухоль, а у нас такого нет.

– Маркус покажет, – ответила Кицунэ.

Яков и Шмуэль посмотрели на нее с удивлением. Потом на Маркуса.

– Вы только поверьте ему. И все, – ответила Кицунэ, – и не спрашивайте как.

– Ну и как я могу объяснить команде, почему я решил делать надрез в этом месте? – скептически спросил Яков.

– Скажите, что это какое-то новое оборудование. Экспериментальное и не испытанное. Придумайте что-нибудь. Вы просто сделаете разрез и увидите.

– Ну и где? – спросил Яков еще более скептически.

И Маркус показал. А потом еще нарисовал шариковой ручкой прямо на груди Кицунэ несколько крестиков.

– Вот тут, и вот тут. И еще вот в этих местах, – сказал Маркус, внимательно рассматривая ее легкие, – Вот тут самая большая, – и он поставил последний крест под ее правой грудью и снова повернулся к Якову, – вы просто начните, и если найдете… увидите...

И повторил несколько раз мысленно: «новое оборудование, экспериментальное сканирование». И странным образом заметил, что сказанное вдруг обрело некую реальность в голове Якова, словно внезапно возникшее убеждение, что это на самом деле показания какого-то нового прибора…

Тот покачал головой, но все же это было хоть что-то, что он мог сделать, и он назначил время операции.

 

– Веселись, юноша, в юности твоей, – гнусаво пропел знакомый голос. На сей раз в нем были противные сладкие и томные проповеднические интонации.

Да, так оно и есть, это был Вилли. Он нарисовался рядом с ним в очереди в Старбаксе, когда Маркус зашел купить кофе перед сменой. Странно, что никто в очереди его не замечал, люди подходили к кассе, делали заказ, платили, но незнакомец словно был невидим. Да, конечно, люди не особенно обращают внимания на странных незнакомцев, но все же можно ожидать, что кто-то поежится или посторонится, или взглянет мельком, когда человек рядом ведет себя странно и потому непредсказуемо. Здесь же не было никакой реакции, словно остальные даже не видели. Маркус вспомнил фильм «Игры разума», и поборол искушение спросить соседа по очереди, видит ли он незнакомца.

– И да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, – продолжил Вилли цитировать тем же неестественным ерническим тоном взмахивая руками как дирижер и прислонившись спиной к витрине. Он был сегодня одет как Маркус в джинсы и синюю футболку, – И ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих…

– Прямо Шелдон Купер, – сказал Маркус чуть иронично, заметив на футболке Вилли символ супермена.

Шутка попала в цель, и тот резко помрачнел.

– И кстати, – добавил Маркус, – там дальше говорится «только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд».

Впереди стоящая женщина мельком оглянулась на него. И почему-то никто не оглядывался на Вилли.

– А-а-а-а!? Бо-о-ог!? – Вилли скривился и помолчал немного, взглянув в потолок, словно разыскивая там упомянутую персону, – Бог? На суд? Ха! Ха-ха! – он уже паясничал, словно его потешала сама идея. Он поднял руки, словно сдавался или решил помахать кому-то наверху. Но не нашел кому, и покрутил ладонями в воздухе насмехаясь, – Ты знаешь, а мне иногда кажется, что я и есть бог! Ну может быть маленький, такой локальный… Можно сказать, что с ограниченными возможностями. Божок! Не веришь? Смотри!

Он щелкнул пальцами в воздухе, и в тот же миг у женщины, которая как раз получала большой пластиковый стакан кофе со льдом, зазвонил и завибрировал телефон в другой руке, и ее руки вздрогнули, пальцы соскользнули, и стакан выскочил из руки на стойку, опрокинувшись и обдав всех вокруг фонтаном ледяных коричневых брызг. Кубики льда рассыпались по стойке и по полу. Несколько секунд вокруг царил легкий хаос и всеобщее замешательство, но постепенно начал воцаряться порядок. Покупательница и продавец одновременно извинялись друг перед другом, прибирали рассыпанный лед и продавец налил новую порцию кофе. Пришел уборщик и вытер пол. Маркус подошел к стойке и сделал заказ.

– Ну ты видишь? – продолжил Вилли, – я прав или прав?

– Отвяжись от меня, – сказал Маркус, на что продавец посмотрел на него испуганно и удивленно.

Маркус почувствовал себя неловко и добавил обращаясь уже к продавцу и глядя ему прямо в глаза:

– Извините, я шизофреник, я слышу голоса и иногда им отвечаю. Но я всегда принимаю лекарства и потому не опасен.

Тот попытался изобразить стандартную улыбку, она у него не получилась; тогда он просто покивал, выдал кофе и с облегчением переключился на следующего клиента.

Маркус пошел к стойке за сахаром, и Вилли снова оказался рядом.

– И самое интересное, что ты тоже это можешь. На всей планете только я и ты. Ну может не на всей планете, но наверное в нескольких окрестных штатах точно. Я проверил!

Маркус наконец размешал и закрыл свой кофе и пошел на улицу. Вилли вприпрыжку последовал за ним. Он был выше Маркуса и чуть сутулился.

– В общем слушай, – наконец промолвил он переходя на более деловой тон и следуя за ним на полшага сзади, – Мы с тобой тут как бы застряли вдвоем... на этой… так сказать… планете. Или в этом измерении. И деваться нам друг от друга некуда.

– Почему некуда? – спросил Маркус, – Очень даже есть куда. Ты иди своей дорогой, а я своей. И никакой проблемы.

– Увы, придется тебя огорчить. Проблема есть. Потому что у тебя есть то, что нужно мне.

– И что же это такое? Что тебе надо? – спросил Маркус.

– Кое что! – воскликнул радостно Вилли, – Наконец-то деловой разговор. Мне надо кое-что, и дать мне это можешь только ты. Потому давай встретимся и пообщаемся?! У меня есть деловое предложение!

Маркус остановился около своей машины. Он стоял и смотрел в эти зеркальные очки и плывущую в них искаженную реальность.

– У меня сейчас есть срочные дела, – начал он, нажимая кнопку на брелоке, – Когда я их закончу, тогда может пообща…

И вдруг с предельной ясностью в его памяти всплыл тот сон, который он однажды видел, но видимо заблокировал от страха, и те слова Кицунэ: «это тот, кто меня убил».

У Маркуса перехватило дыхание, и его сознание вдруг взорвалось ощущением опасности. Фигуры вокруг него чуть закачались и сам Вилли начал вытягиваться и трансформироваться, пальцы его стали удлиняться и превращаться в когти или даже щупальца, рот почернел и начал расти в размере, из него показались страшные зубы. Все окружающее поблекло словно картонная декорация, и теперь только они, два странных существа, стояли друг против друга, охваченные языками черного огня.

Маркус, вернее даже не сам Маркус, а та неведомая сила в нем ощетинилась. Он услышал внутри крик сокола, и белое пламя взрывом вырвалось и окружило его. Черное пламя нехотя раздвинулось, и Вилли-зверь невольно отодвинулся назад.

Маркус чувствуя и словно держа это страшное давление изнутри наружу, давление отодвигающее зверя прочь, медленно сел в машину и завел мотор. Черные щупальца иногда пробивались через белое пламя, старались влезть в машину, но наконец джип рванулся с места, и понесся по дороге.

Сзади раздался разрывающий уши вой, переходящий в свист.

 

Вернуться в оглавление


 

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 06:54 am
Powered by Dreamwidth Studios