yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Глава 100. Книга

15 февраля

В дверь постучали, и Маркус как всегда сначала слушал свои ощущения, а потом шел открывать. На сей раз ощущения были странные. Знакомые, которые когда-то были опасны, но на сей раз он этой опасности не чувствовал. И еще какие-то – тоже знакомые и тоже когда-то опасные…

– Добрый день. Как дела? – сказал агент Рейни. Он стоял и виновато улыбаясь смотрел на Маркуса, который держал на руках Софи.

Девочка в ответ разулыбалась. Она еще не очень хорошо держала голову, но настроение у нее явно было прекрасное. Маркус тоже улыбнулся:

– Хорошо. Как у тебя?

– Так же, – ответил Двейн, протягивая ему руку, – Я не по делам… У нас ничего против вас нет…

– Я знаю, – ответил Маркус и тоже улыбнулся, глядя испытующим взглядом, – Но я не пожимаю рук, ты извини…

– А… – ответил тот неловко убирая протянутую ладонь.

– Ты не понял, – Маркус покачал головой и вдруг у него появилось ощущение, что он может говорить открыто… – Если я до тебя дотронусь, я буду знать о тебе все. Я пока не умею закрываться от чужой… жизни, чужой информации, – и помолчав добавил: – И кстати ты тоже узнаешь все обо мне. Мне этого пока не хочется.

– А… Понятно, – ответил тот, испытывая облегчение.

 Он убрал руки глубоко в карманы и сразу вспомнил, как пожимал руку Конрада… Немедленно захотелось вытереть руки, по спине пошли мурашки, но потом наступило облегчение, что все наконец закончилось. Экспертиза показала, что это он, их Призрак. И эта черная страница была наконец закрыта…

– Да, это хорошо, – ответил Маркус проходя в комнату и кивком приглашая гостя внутрь.

– Ты же не дотронулся до меня, – сказал Двейн проходя следом. В голосе его звучало недоверие.

– Чтобы знать о других, не обязательно дотрагиваться. Ты же сам читаешь мысли и состояния других людей. Мог это делать и раньше.

Рейни почувствовал себя не в своей тарелке. Он привык быть наблюдателем, и оказаться с другой стороны было неожиданно. Словно его вытащили на свет из его укрытия.

– Что?! Что ты можешь знать обо мне? – тихо но чуть раздраженно сказал он.

– Задавай вопросы, – ответил Маркус улыбаясь.

– Ну хорошо! – ответил Двейн, все еще не в состоянии обуздать свои эмоции, – Что меня больше всего волнует?

– Больше всего?

– Да.

– Два вопроса, – ответил Маркус, – Первый, что делать с этой… проблемой… а скорее с этим даром, который на тебя свалился. Ответ: просто жить. Изучать себя, свои состояния, свои новые способности. Постепенно будет открываться понимание, умение. Владение… Постараться не наделать глупостей раньше чем… полностью научишься управлять. А второе… Ты хочешь чаю? – перебил он сам себя.

Он уложил Софи в кроватку, приготовил чай, и они сели за стол.

– И второе? – уже отчасти погасив свое напряжение спросил Двейн.

– Второе, – ответил Маркус глядя куда-то внутрь себя, – ты разрываешься между двумя женщинами. С одной тебя связывают чувства, с другой годы и дети. И ты не можешь решить…

– И что ты посоветуешь? – скептически усмехнулся Двейн.

– Ничего, – ответил Маркус, – Это твоя проблема. Могу только сказать, что видно со стороны. И ты сам это легко можешь увидеть в других, но в себе это заметить сложно. Когда особенно сильно врастешь в ситуацию.

Он вздохнул, помолчал и продолжил:

– Ты думаешь, что твоя жена тебя любила… А она любила свою мечту. Она так восхищалась твоим отцом, что почему-то решила, что ты пойдешь по тому же пути. Будешь пастором, а она будет первой леди церкви… И в глубине души ты это знаешь. И не можешь смириться с тем, что она никогда не любила и даже не знала тебя как такового. Она так и прожила с мечтой, а не с тобой. И потому ты пьешь. Чтобы хотя бы объяснить себе, почему ты, умный, красивый, талантливый человек для нее всего лишь неудачник, который не способен воплотить в жизнь ее мечту. Которая кстати ей самой уже не нужна…

– Чушь! – возмутился Рейни, неожиданно испытывая раздражение и неловкость.

Но Маркус уже не мог остановиться, словно он открыл какой-то кран, и оттуда хлынул поток, и он уже не мог его удержать в себе:

– И каждый раз, когда ты ее обнимаешь по ночам, ты чувствуешь, что она тебя не хочет. Даже когда приходит к тебе сама. И потому ты чувствуешь себя насильником. И испытываешь проблемы. Потому что читать людей это твоя профессия, и ты прекрасно это делаешь. И ты давно уже все почувствовал, но не можешь просто открыть на это глаза. И потому снова хочешь сбежать и напиться. Чтобы хотя бы объяснить себе, что это ты плохой, а она хорошая и жертвует собой ради тебя несовершенного. И еще чтобы ничего не предпринимать…

– Все! Остановись! – воскликнул Двейн.

И Маркус наконец замолчал, хотя он еще какое-то время дрожал от напряжения, постепенно успокаиваясь. Они сидели и слушали Софи, которая лежала в кроватке, гремела погремушками и издавала разные звуки. Наконец Двейн вспомнил, зачем он собственно пришел.

– Тут вот фотографии, – сказал он тоже успокаиваясь и протягивая свой телефон, – Мне медсестра дала. В тот день. Это твой сын…

– Спасибо, – тихо ответил Маркус.

 

И еще одна встреча состоялась вскоре.

– Папа, привет. Как у вас дела? – сказал Двейн входя.

– Все так же, – ответил старик вздохнув.

Он резко состарился за последние месяцы, но по крайней мере держался прямо.

– Познакомься, – сказал Двейн, пропуская гостя вперед, – его зовут Маркус. Мы хотели посмотреть… – добавил он неловко, – Можно мы пройдем к Эмили?

Она по-прежнему была на аппарате искусственного дыхания, и Маркус прошел к ее кровати. Он осторожно взял ее за руку и долго стоял задумчиво опустив голову. Потом словно очнулся, грустно покачал головой и тихо сказал:

– Ее время закончилось.

– Что? Откуда? Как? – тихо спросил старик, – как ты можешь это знать?!

– Папа, – ответил Двейн, – он знает, что говорит. Просто поверь. Ты меня столько раз уговаривал верить, я же тебя прошу в первый раз.

И отец принял. И слушал последние слова Эмили, которые ему передавал Маркус. А потом она попросила «отпустить» ее. Освободить от этого уже неработающего тела. И обещала ждать отца там, где для них готово место, и откуда она не торопится уходить. И отец наконец принял.

И когда они собрались уезжать, отец попросил подождать и ушел в свою комнату и через несколько минут вернулся с небольшим свертком. В нем в темно-красном бархате и голубом шифоне с золотой вышивкой оказался крошечный дорожный алтарь резного сандала с Лакшми и Ганешей. И Двейн был тронут до глубины души.

– Я не верю, – сказал он отцу, – и не могу стать верующим.

Но глаза у самого были влажные.

– Я знаю. И не надо. Но это память о Деви. Думаю, тебе это нужнее.

– Да, – ответил Двейн, бережно держа теплый ларец, источающий дивный аромат, – Спасибо…

– И вот еще, – добавил отец, протягивая ему папку, – Я говорил, что читал что-то. Посмотри.

Двейн открыл папку и увидел книгу, вернее обрывок старой книги, вернее даже старинной, которой может быть сотня или больше лет. Несколько жалких фрагментов рассыпающихся кластеров страниц без обложки и титульного листа.

Он не выдержал и начал читать, передавая прочитанные страницы Маркусу. Текст начинался с середины предложения:

 

…В семейном архиве которого автору удалось найти личные мемуары его родственника, в которых он описывает свои индийские путешествия, напоминающие путевые заметки мадам Блаватской. В частности лорд Р. рассказывает об одном почти исчезнувшем племени, которое ему посчастливилось найти в диких предгорьях севера Индии; они называли себя кулужун. Подобно тоддам и муллу-курумбам из Южной Индии, описанным мадам Блаватской, это племя тоже обладало необычными психическими способностями, но не принадлежало какой-то из определенных сторон добра и зла. Они могли творить и то, и другое, что им заказывали. Местные жители прибегали к их помощи как в хорошем, так и в плохом. Известно много случаев, когда кулужун привораживали удачу для заказчика или неудачу для его недруга или просто выполнение желания.

Лорд Р. признался, что конечно не поверил в выполнение желаний, но поскольку ему были интересны местные обычаи и обряды, он решил сделать «заказ». Он попросил, чтобы нашелся его старинный фамильный перстень. Перстень этот был семейной реликвией, перешедшей к нему от отца, но пропал еще в Англии много лет тому назад. Лорд Р. очень сожалел об этой потере. Впрочем, он даже не надеялся, что это желание сбудется. Тем не менее он заплатил, и ему было обещано, что через два-три месяца пропажа к нему вернется.

Однако прошли и два, и три месяца без всяких признаков находки, так что лорд Р. признался, что он посмеялся и забыл о происшествии, относясь философски к потере тех денег. Когда экспедиция …

…событие, которое он объяснить был не в состоянии.

Он вышел погулять по местному базару, и внезапно стал свидетелем погони за вором. Человек убегал, но толпа и несколько стражников настигли его и повалили на землю; что-то вылетело из рук этого человека, пролетело несколько футов и ударилось прямо о сапог лорда Р. Стражники скрутили вора и увели, и никто не обратил внимания на этот крошечный предмет. Лорд Р. наклонился и увидел около своего сапога перстень. Кольцо имело несколько специфических уникальных особенностей, и спутать его было ни с чем нельзя. Это был тот самый перстень, который пропал много лет назад в Англии. Хозяину было совершенно не понятно, каким путем его фамильная драгоценность могла оказаться в Индии, но тем не менее перстень к нему вернулся, и этот факт он не может отрицать.

Отвлекаясь от повествования, автор хотел бы заметить, что попросил члена семьи, фамилию которой он назвать не может в соответствии с пожеланием этой семьи, показать ему эту фамильную драгоценность. Это редкой красоты звездчатый сапфир, кабошон, оправленный в золото, и в орнаменте просматриваются элементы старинного герба семьи. Считается, что этот перстень был изготовлен в пятнадцатом веке в единственном экземпляре.

Семейство добавило некоторые подробности к этой истории, о которых лорд Р. тогда знать не мог. После его смерти один из старых друзей лорда посетил его поместье, и был поражен, когда увидел у молодого лорда этот перстень. Он не сказал, почему его это так взволновало, но через два года, незадолго до своей смерти, он написал письмо сыну лорда Р. с признанием, что когда он однажды гостил в поместье еще юношей он не выдержал искушения и украл этот перстень. За это ему было стыдно всю его жизнь, и он даже обдумывал, как вернуть это кольцо законному владельцу, но однажды проиграл его в карты другому офицеру. Впоследствии он узнал, что тот офицер уехал служить в Индию. Вся эта история конечно не объясняет ни в малейшей степени, как это кольцо могло вернуться прямо в руки владельца, тем не менее добавляет любопытные подробности…

…Адьяр, встречался и с самой мадам Блаватской. Глубоко впечатленный этой встречей, он рассказал ей об истории с кольцом и о том племени и попросил ее объяснений. Она ответила ему, что когда-то в древности это были жрецы, поклоняющиеся Рудре, хотя она думает, что это даже более древний культ; они славились тем, что могли, как они говорили, «приручать духов». Это очень опасное занятие, так как если в ауре человека оказывается посторонняя сущность, то она может полностью подавить волю самого человека. В мире, отрицающем развоплощенные сущности, это явление приписывают психическим болезням. Но многие сотни, а то и тысячи, лет назад служители культа сумели создать некую относительно безопасную форму «сотрудничества» с этими сущностями; те становятся чем-то вроде посредников между психическим миром и так называемым объективным, миром проявлений.

Окрестные племена называли этих сущностей демонами Рудры, или просто силой, а легенда самого племени гласит, что это не просто духи, а старейшины племени, которые отойдя в мир иной становятся его защитниками и посредниками в общении с миром божеств и демонов. Хозяева питают их своей жизненной энергией, в то время как духи защищают хозяина, выполняют его желания, приносят удачу, отвращают от него опасности, что делает хозяина во многом неуязвимым. Некоторым людям удавалось присвоить два, а то и три духа, но это чрезвычайно опасно для хозяина, как управлять колесницей диких тигров; нужна очень высокая дисциплина мышления.

Духи становятся зависимыми от человека, питаясь его жизненными флюидами и стремятся найти нового хозяина, потеряв прежнего. Сам хозяин не может никому передать своего духа по своей воле, так же как и дух сам по себе не может покинуть хозяина. Он переходит к другому только после смерти владельца, делая эту смерть порой чрезвычайно мучительной. Именно поэтому жители племени селятся группами, большую часть которых составляют члены семей и ученики носителя демона. Когда он близок к смерти все члены клана собираются в его доме и производят над ним своеобразный обряд. Они непрерывно начитывают особую мантру и наносят себе порезы на теле. В момент смерти демон покидает умершего и притягивается на запах крови одного из группы – и соединяется с ним до самой смерти нового владельца. Считается, что самое мощное соединение дают ранения в верхней части тела, особенно на голове.

Мадам Блаватская также заметила, что в некоторых окрестных народах осталась традиция наносить себе порезы и ранения, так как в какое-то время они видели, что люди обретают после этого странную силу. У других народов наоборот кровопролитие строго запрещено, чтобы предотвратить подобную передачу. Позднее реальный смысл обеих традиций был полностью утрачен и объяснен другими причинами.

Впоследствии племя потеряло знание о том, как «приручать» новых сущностей, оно только могло передавать потомкам уже «прирученных».

Лорд Р. упоминает, что мадам Блаватская также сказала, что часть племени ушла в Тибет, а отдельные кланы даже дальше. И если племя как таковое рассыпалось и ассимилировало, то прирученные силы все равно продолжают переходить от одного человека другому, в том числе проникая уже в другие народы. В частности у некоторых сибирских колдунов и шаманов отмечали подобные способности, которые правда существуют уже в значительно вырожденном состоянии. И когда такой колдун умирает, то к его дому люди боятся подходить. Много дней оттуда слышатся вой и крики. Однако смельчак, желающий получить Силу, может приманить ее на свою кровь, нанеся себе ранение.

Еще мадам Блаватская сказала, что каждый человек в принципе может развить в себе те же способности безо всякой «посторонней» помощи, и что она не хотела рассказывать об этом племени именно потому, что вместо развития своих естественных природных оккультных сил человек будет прибегать к поискам посторонней силы, и это чрезвычайно опасно, и может вложить сильное оружие в недостойные руки.

История изложенная лордом Р. была настолько поразительна, что автор перечитал все труды и письма мадам Блаватской и ее современников из Теософской ложи, но не нашел никаких намеков на данное племя. Автор также связывался со штаб-квартирой Теософского общества в Адьяре и с Лондонской ложей, но там тоже никто не мог сообщить никакой информации. Более того, к рассказу лорда Р. отнеслись скептически; за ним в определенных кругах давно закрепилась репутация человека со странно…

 

– И это все?! – нетерпеливо спросил Двейн, перелистывая рассыпающиеся страницы.

После пробела в двадцать листов начиналось что-то совсем другое – просто путевые заметки, но ничего более по теме. Много страниц впереди тоже отсутствовали. Не было ни обложки, ни каких других опознавательных знаков, по которым можно было бы узнать книгу.

– И это все, – ответил отец.

– Что это за книга? – спросил Двейн.

– Не знаю, – ответил отец, – Ни названия, ни автора. Ничего! Много лет назад собираясь путешествовать я перекапывал все, что мог найти об Индии. А наша университетская библиотека как раз вычищала свои архивы и выставляла старые книги на распродажу, выбрасывала совсем обветшалые. Все эти фрагменты географических книг, приготовленные для мусорного ящика я забрал себе. И это все, что там было…

«Вот тебе и раз-покойник, два-покойник», подумал Двейн.

Он перечитал и посмотрел на Маркуса, который тоже прочел и положил листы на стол. Оба долго молчали и думали о своем.

Все шарики наконец падали в свои лунки, и все становилось очень понятно. И к счастью им не надо было никого убеждать, что все это может быть на самом деле…

 

На следующие выходные семейство Рейни снова собралось вместе. Всей своей большой командой, с женами, мужьями и детьми. Приехала Лора и даже Ума и Ашок. Приехали все. Семья попрощались с Эмили, и доктор отключил ее от машины искусственного дыхания.

И Двейн видел, как Эмили уходит в голубой свет…

 

* * * *

– Так почему все же Конрад? – спросила Немзис, лежа на его плече, – Ты так и не сказал, как ты узнал. И почему Мериленд? Почему здесь? Как они все оказались в одном месте?

– Зачем тебе это? – нехотя ответил Двейн, перебирая ее пушистые пружинистые мелкие кудри, – Все уже позади…

– Как будто это так легко сбросить вопрос, который мучает месяцы, просто сказав «все уже позади»! – ответила она, – Я все еще не понимаю. Ну например, Конрад… Я вижу, что он был действительно миллионер, даже как выяснилось миллиардер, маньяк, это понятно. Но зачем вся эта игра? Почему именно эти люди? Как он подстраивал выигрыши? И почему аресты? И почему, как ты говоришь, по логике событий это Конрад Шнайдер? Как ты это понял?

Он вздохнул перед неизбежностью.

– Пообещай, что никому не скажешь.

– Обещаю! – сказала она возбужденно и чуть испуганно приподнимаясь, – Никому и никогда, пока ты не дашь добро.

– Все предположения, – начал он, – были в принципе почти верны, за исключением одного. Мы думали, что это некто подстраивает выигрыши. Это не так.

– А как? – испугалась Немзис.

– Представь себе, что у человека появляется свойство… Как бы глупо это ни звучало… Свойство притягивать удачу…

– И они действительно выигрывали? – прошептала Немзис, – прямо по-настоящему?

– Да. По-настоящему. Они притягивали удачу. Каждый по-своему. К каждому приходила какая-то их мечта…

– Словно кто-то нашел волшебные бобы? – шепотом спросила она, – Или волшебную палочку?

– Ну что-то вроде, – улыбнулся Двейн.

– То есть… Можно захотеть… познакомиться с телезвездой…

– Или миллионершей.

– Вот это да… – прошептала Немзис, садясь на постели.

Видно было, что она верила ему сразу и во всем.

– И если человек притягивает удачу, – тихо сказал Двейн, – если его мечты исполняются… то о чем будет мечтать преступник, на хвосте которого сидит полиция?

– О том… – задумалась Немзис, – чтобы знать, что знает полиция…

– Конечно. И направлять ее куда нужно ему. По ложному следу. Потому его мечта это тот человек, который участвует в расследовании. Или даже ведет его дело…

Она долго молчала, пытаясь осознать. Потом спросила:

– И когда ты это понял?

– Не сразу. Мое подсознание как-то к этому подошло. Когда я подумал, что а вдруг они могут это делать сами. Исполнять свои желания. Сначала сознание сопротивляется; в это трудно поверить. Потом как-то щелкнуло, и все встало на свои места…

– И значит, – вдруг догадалась Немзис, – эти бобы… эту волшебную палочку можно забрать?

– Что-то вроде, – повторил тот.

– Только наверное это непросто сделать…

– Именно…

– А как?! – спросила она, и это был совершенно естественный вопрос в такой ситуации.

– Ты же видела, – ответил он серьезно, – Ты же все это видела сама.

И она легла рядом и замолчала; и он чувствовал, что она смотрит на все эти события по новому, ощущает их странные запутанные повороты, переосмысливает все заново.

– Кстати, – добавил Двейн, – вон там на столе лежит папка. Обрывки старой книги. Прочитай, тебе будет интересно…

И слушал ее потрясенное молчание, когда она листала старые рассыпающиеся страницы, а сам мысленно спросил: «Так почему действительно здесь? Почему все это случилось в одном месте?» И сразу пришел ответ. Ему последнее время ответы стали приходить быстрее, чем раньше. Перед ним возникло видение огромной воронки: словно пространство прогнулось, и случайности одна за другой подталкивают людей и явления к исполнению этого желания. Конрад хотел стать богом; получив силу он захотел другую, третью. Будущее могущество казалось ему безграничным… И он «заказал» это. И построил свой собственный храм.

Немзис наконец прочитала и легла снова к нему под одеяло.

– Значит тот человек, – спросила она, – тот парамедик… он… тоже? – она запнулась на полуслове, боясь произнести то, что думает.

– Да, и он тоже… – тихо сказал Двейн.

«И хотел бы я знать, кто еще», подумал он вспоминая Ольгу и тех молодых людей…



Вернуться в оглавление



Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 07:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios