yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Глава 85. Эксперимент

Маркус Левин. 15 октября

– Но все же… Пусть эволюция, я согласна, – сказала Кицунэ Шмуэлю, – Но ведь вдруг есть что-то еще?

Кицунэ полулежала на диване в гостиной после очередной выписки из госпиталя. Шла двадцать пятая неделя ее беременности. Она чувствовала себя все хуже с небольшими островками относительно неплохого самочувствия, но уже стало понятно, что ничто не может удержать ее стремительного падения в пропасть. Потому у всех на душе было нехорошо, но тем не менее все старались делать бодрый вид.

– А что может быть еще? – спросил Шмуэль осторожно.

Он был в тяжелой ситуации: с одной стороны принципы, но с другой… Не будешь же лишать последней надежды человека, которому осталось не так много…

– Что-то большее, чем просто животная эволюция, – сказала Кицунэ.

– Ну какое может быть…

– Да, что-то другое! – воскликнула Кицунэ.

Она тоже была в сложной ситуации. Человеку с опытом «чего-то другого» всегда трудно объяснить это «что-то» человеку без опыта и без желания принять.

– Например?

– Например… Человек как состояние энергии. Информационное поле, сознание без тела. Как жизнь после жизни. Многие об этом рассказывают, записывают переживания… Есть же исследования…

Шмуэль осторожно переглянулся с Маркусом, потом с Эленой и наконец вздохнул.

– Знаешь, я конечно… не верю… – сказал он все же словно извиняясь, – Я думаю, что там ничего нет. Но я ведь имею право на свою веру?

Кицунэ кивнула улыбаясь.

– Однако мой брат, Арик… он уверен в обратном.

– Почему? – жадно спросила Элена.

Шмуэль помолчал, но потом все же нехотя сказал:

– Он был в аварии. Почти погиб. Так он считает.

– И что? – спросила Кицунэ в ожидании.

– Да все то же, – смущаясь сказал старик, – Классический посмертный опыт, как его расписывают в этих книжках. Увидел свое тело на земле, медиков, которые делают искусственное дыхание. И понял, что это смерть. Конец… Конец этой жизни, но ведь он ощущал себя живым…

Он замолчал, и все тоже надолго замолчали, пытаясь осмыслить сказанное.

– И? – не выдержала Элена.

– Почувствовал приказ вернуться, – продолжил Шмуэль нехотя, – так он говорит. Внезапно оказался снова в теле. Ощутил его. Оно было холодное и полное боли. С тех пор он сильно изменился. Ушел из науки. Стал раввином! Представляете?! Занимается Каббалой! Полный мешугене[1]! А был такой талантливый ученый…

Маркус почувствовал облегчение и увидел как Элена и Кицунэ тоже несколько воспрянули духом и даже начали улыбаться.

– Я однажды… – призналась Кицунэ, – хотела попасть в исследовательскую группу, которая занималась всякими паранормальными явлениями. Но ее оказалось закрыли…

– Да, знаю, – сказал старик чуть раздраженно, – но она… эта группа…

– Что? – спросила Кицунэ уже намереваясь сражаться, – Почему вы не хотите…

– Да не «не хочу»! – ответил старик, – я вовсе не против! Просто я за науку, и если наука откроет это ваше что-то, я первый буду за… Почему например не принять в качестве простого предположения, что это часть природы, а не что-то вне ее? Что это законы природы, а не нарушение их? Тогда и подходить надо с научной точки зрения, а не отвергать науку как преграду вашим фантазиям. Вон когда они затеяли эксперимент и он дал очень странные результаты, то я даже заинтересовался…

– Кто?

– Арик с Бенечкой. Бенечка это мой сын. И Ави, мой постдок.

– Что? – спросила Кицунэ потрясенно, – Какой эксперимент?

– Почти по чтению мыслей! – ответил тот явно несколько стыдясь воспоминаний.

– Что?! – поразились слушатели.

– Ну не совсем мыслей…– рассмеялся старик, – Но все же…

– Расскажите! – воскликнула Кицунэ, когда молчание затянулось.

– Ну ладно, беды не будет, – согласился старик, – Тогда модно было разрабатывать это направление. По чтению мыслей, я имею в виду. Карточки Зенера и все такое. Мы честно попробовали! Но понятно провалились. Результаты совершенно ничтожные. И был у меня постдок один, Ави, очень талантливый мальчик. И они как-то сошлись все втроем и это было как… ядерная реакция! И тогда Ави сказал, что читать мысли с помощью этих карточек это глупость в принципе.

– Почему? – удивилась Кицунэ.

– Потому что… Если смотреть с позиции законов природы, той же эволюции и выживания вида… Ну скажи, какое значение для живого существа имеют дурацкие значки и цвета?

– Наверное никакого… – нерешительно сказала Кицунэ, хотя ей очень хотелось сказать обратное.

– Конечно! Они не несут смысла. А что для живого существа несет смысл?

– Выживание… – сказала Кицунэ задумчиво.

– Вот именно! А значит прежде всего имеет шанс передаваться то, что несет информацию, от которой зависит выживание. И потому передача и прием эмоции ему виделись более вероятными, так как за эмоцией и за общением через эмоции стоят миллиарды лет эволюции, а за мыслью от силы несколько сотен тысяч. Это раз.

Старик задумался и какое-то время молчал, но Элена напомнила, и он продолжил:

– Второе… Вот скажи, – он посмотрел на Кицунэ, – какая принципиальная разница между чтением мысли и чтением эмоции на расстоянии? Если мы хотим вообще доказать, что это может существовать.

– Н-н-наверное никакой, – задумалась та, – И то, и другое это информация без носителя…

– Именно! В любом случае это прежде всего сигнал! А поскольку для организма эмоция это чисто химическая реакция, потому никакого видимого внешнего выхода у нее нет. Потому если вдруг удастся доказать, что ее можно передавать на расстояние без, например, прямого общения, то это будет что-то действительно значительное! Так?

– Так.

– И затеяли они надо сказать очень странный эксперимент. Я даже не знаю как к нему относиться, но признаться я тоже… увлекся их энтузиазмом.

– И? – нетерпеливо подтолкнула Кицунэ, – Что получилось?

– Не торопи меня, я так быстро не могу. Тебе сразу результат подавай! Я тебе суть рассказываю. Как они продумывали эксперимент. От этого зависит и результат.

– А… Понятно…

– Следующий важный момент. Если у тебя будет выбор, кого ты скорее бросишься спасать, близкого человека или кого-то постороннего? Чью эмоцию больше шансов почувствовать на расстоянии, если это вообще возможно? О ком мы переживаем?

– Конечно о близких, – улыбаясь ответила Кицунэ.

– Именно! – воскликнул Шмуэль.

– То есть они приглашали пары?

– Да. Супругов, близких многолетних друзей и так далее. И задача была не то чтобы доказать, а хотя бы увидеть для начала, есть ли хоть какая-то корреляция между эмоциональными состояниями двух людей в разных комнатах…

Старик неожиданно надолго задумался.

– И как они это сделали? – спросила нетерпеливо Элена.

– А… – очнулся тот, – Да… Испытуемым сказали, что это социальный эксперимент на знание, на внимание друг к другу… Ну что-то там придумали на семейные темы… Один человек смотрел видео-ролик, склеенный из разных сюжетов контрастного эмоционального содержания, ну например, один эпизод, показывающий веселую семью на пляже, другой техногенную катастрофу, третий, скажем, день Благодарения, потом эпизод из фильма ужасов, детский праздник, террористический акт… Ну и так далее. Секунд по двадцать каждый… И задали задание вспоминать, есть ли какая-то связь с личными переживаниями в контексте супруга или друга…

– А другой? – подхватила Кицунэ.

– Человек в другой комнате получал задание рассказать о своем партнере. Просто сидеть и рассказывать как можно больше. Поток мысли. Обоих снимали на камеру, обе камеры понятно синхронизированы…

Маркус вдруг услышал, как звук словно уплывает и растворяется вдали; его голова закружилась, а во рту появился металлический вкус. Он оглянулся, пытаясь понять, что происходит и встретил взгляд Кицунэ. В ее глазах вдруг вспыхнуло такое отчаяние, что он понял, что что-то происходит. Здесь и сейчас происходит что-то важное и страшное. Что рай заканчивается.

И вдруг опрокинуло ощущение того, что он видит Кицунэ в последний раз. И что он так и не смог прийти в себя от ее признания и так и не смог простить по-настоящему. И она это знала, и словно принимала это наказание. Вернее, наказывала сама себя.

Он подошел, сел рядом и обнял ее, словно пытался удержать это последнее мгновение, и она тоже обхватила руками его шею и прошептала сквозь сдавленный спазм: «Прости…» Он прошептал в ответ: «Ты тоже прости меня.»

Как последняя секунда рая…

В тот же момент в дверь постучали:

– Откройте, полиция!

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 07:17 pm
Powered by Dreamwidth Studios