yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Глава 77. Пикник

Двейн Рейни. 15 Сентября

– А она красивая? – тревожно спросила Лора, когда Двейн обмолвился про новую сотрудницу.

Вернее он говорил в основном о новом начальнике группы, отвечая на бесконечные вопросы Лоры, а агента Иглесиас упомянул лишь мельком. Нечаянно обронил слово «она». И после шока первый вопрос Лоры был, красивая ли эта новая сотрудница.

– Мгм, – ответил Двейн, не отрываясь от лаптопа, который лежал на его коленях.

Лора посмотрела на него расширенными глазами:

– И ты мне не сказал?!

– Сказал. Только что, – ответил он.

Он сидел на диване в прихожей, которая почему-то была самым обжитым местом в доме, когда у них в отношениях царил относительный мир. Тут стоял самый удобный диван, небольшой телевизор и небольшой стол, на котором Двейн сейчас разложил свои распечатки и заметки. Вокруг ходила Лора, готовясь к торжественному выходу и разговаривая с мужем, о чем тот лишь смутно догадывался.

– Нет! Ты мне не сказал! Ты не сказал, что у тебя новая сотрудница, что она женщина, и что она красивая.

– Сказал, – ответил Двейн механически.

– Мне надо новое платье! – ужаснулась Лора.

– Оно у тебя новое. Красное. Еще никто тебя в нем не видел.

– Как никто?! Я же у нее уже была в этом платье!

– Ей все равно.

– А она красивее меня?

– Она уже старуха… – так же механически ответил Двейн.

– Кто? Агент Иглесиас? Ты же сказал, что она красивая…

– Так… Давай по порядку, – начал Двейн наконец оторвавшись, – Ты о ком говоришь? Какая «она»? Новая или старая?

– Новая. Красивее меня? – видимо это больше всего ее волновало.

Двейн вздохнул и посмотрел на нее устало.

– Так сравнивать нельзя, – сказал он философски, – Как в кино, есть хорошая девочка Бонда, есть плохая. Половина зала влюблена в одну, половина в другую.

– Ты про мужскую половину зала? – воскликнула Лора, – Она влюблена в ту, которая в данный момент на экране! И если бы их было больше разных, то для вас было бы только лучше.

– Ну в общем… пожалуй да… – согласился Двейн. Он снова погрузился в свой компьютер, но добавил: – Ты выглядишь, как хорошая девочка Бонда, а она как плохая.

Это явно было не то, что она хотела услышать.

– Лора, это глупо! – сделал он последнюю попытку, – Это собрание сотрудников, а не кинозвезд! Это пикник! Хочешь отличаться на пикнике одень черный костюм! И ты одна там будешь выглядеть как суперагент!

– Мне нужно новое платье! – ответила она трагическим шепотом и ушла.

 

Платье было оранжевое, кое-где сверкающее золотом, с еще большим декольте, чем красное и еще более облегающее. И Лора осталась довольна, так как агент Иглесиас, а попросту Мария, была в тонком свитере, джинсах и кроссовках, не пытаясь превзойти никого по красоте, и потому Лора успокоилась. Там конечно были еще женщины, но их Лора воспринимала только в качестве фона, выгодно подчеркивающего ее достоинства.

Рейни одетый в цивильное с бумажной тарелкой тоже слился с этим фоном, наблюдая «танцы регалий» со стороны. Все те же сотрудники, тот же «паркинсон» на самодвижущемся кресле, важные персоны и неважные персоны с бумажными тарелками, одетые нарочито без официоза, беседуя, перетекая от одной группы к другой на просторной крытой веранде и в доме. Во дворе несколько энтузиастов крутились около котла и готовили барбекю благо день выдался теплый. Судя по звукам оттуда, там явно рассказывали не очень приличные анекдоты, пользуясь отсутствием поблизости женщин.

Рейни отыскал глазами Бека, но у того была какая-то напряженная беседа с парой сотрудников, и встревать в эту беседу не хотелось. Барби опекала двух седых и явно влиятельных джентльменов, судя по виду каких-то сенаторов наверное из комиссии по безопасности. В джинсах, свитерах и без галстуков они старались выглядеть неофициально; впрочем свитера у них были кашемировые и наверное от Диора, а ботинки стоили по тысяче каждый. Вместе с хозяевами они разместились в центре огромной комнаты на больших диванах и постепенно стали фокусом беседы. В этот эпицентр медленно дрейфовали некоторые сотрудники, стараясь, чтобы выглядело неназойливо. Другие наоборот дрейфовали в противоположную сторону. Они предпочитали древнее солдатское правило – подальше от начальства, поближе к кухне – и крутились вокруг еды и красивых женщин, тем более, что эти «интересы» были сосредоточены в одном месте. Женщины угощали мужчин, помогали им грузить салаты и нечто дымящееся из кастрюль на бумажные тарелки. Всем было приятно. Там царило простое солдатское счастье. Лора видимо решила, что лучший способ победить это приручить, и теперь «девочки Бонда» общались как лучшие подруги.

– Как вы не любите большие кампании, агент Рейни, – проскрежетал вдруг над ухом Кардоси.

– А что? – спросил Рейни, – это запрещено законом?

Тот посмеялся неестественным смехом, показывая, что оценил юмор, и добавил из какой-то старой шутки:

– Пункт номер пять: солдат, избегающий других, явно что-то замышляет.

Он жестами пригласил его в самый «высокий» круг, и Рейни нехотя поплелся за ним. Аппетит у него сразу пропал, он оставил свою тарелку на каком-то столе и сунул руки в карманы.

– Ну вы по крайней мере не можете сказать, что он глуп, – говорила Барби конгрессменам, стараясь, чтобы большие персоны заметили, какая она умная, – Это было очень загадочное дело и все еще таковым остается. Очень нетривиальное. Преступник не оставляет следов, он действует крайне редко и в разных штатах. Его мотивы до сих пор не известны, и он каждый раз меняет модус операнди!

– Да, и у нас нет общей базы данных! – улыбаясь добавил седовласый сенатор, демонстрируя ослепительно белые зубные протезы.

– Конечно есть! – воскликнула Барби, – Мы давно уже сделали! Э… Делаем. Но ведь вы понимаете, что старые данные не так быстро можно оцифровать. Тем более по многим округам и штатам! И он очень умен, может быть даже гений!

– Я бы не сказал, – вдруг тихо вставил Рейни, испытывая раздражение оттого, что тема обсуждается на публике.

Это было словно сбить птицу в полете. Брейди замолчала и воззрилась на него. То же сделали все остальные. Но она быстро пришла в себя.

– Да, агент Рейни, – и добавила большим персонам, – он один из тех, кто ведет это дело. Блестящий агент, просто блестящий! – и снова повернулась к нему, – расскажите нам как там последние дела. И расскажите ваши соображения на эту тему. Почему вы считаете его… э… глупым?

Рейни обвел глазами зал и естественно не нашел Дубчек; она в принципе не ходила на такие пикники. Зато увидел Лору, которая внезапно нарисовалась рядом, обнаружив супруга в центре внимания больших персон и уже сорвала восхищенные взгляды от седовласых джентльменов. Сенаторы приосанились и втянули животы.

Рейни нехотя пожал плечами:

– Я не считаю его глупым. Я только не нахожу его гениальным, это все. Умнее было бы подготовить только одно преступление, но отточить его до совершенства. Потому что преступления в группе явно связаны между собой, и это легко доказуемо, поскольку так и задумывалось, потому если усомниться только в одном, то вся схема сразу летит. То есть если у подозреваемого внезапно окажется алиби хотя бы по одному из преступлений в цепи, то из подозреваемых он вылетает сразу.

– Но кто знает, – сказал Кардоси чуть улыбаясь и тоже чуть вытянувшись под взглядом Лоры, – вдруг задача обвинения перед ним и не стояла? Может быть задача была какая-то иная?

– Например? – спросил Рейни.

– Ну например… – потянул тот расправляя плечи, – например… Если ему нужно было просто скажем… чтобы человек был арестован? На спор, например. Может быть это игра. Он играет в игру, правила которой придумывает он сам.

– Да, – подхватила Барби, – логику социопата понять очень трудно. Как логику сумасшедшего.

– Если есть логика, то ее все равно можно понять, – ответил Рейни, – Даже если это больная и свернутая логика.

А про себя он вдруг подумал, вернее вспомнил свою собственную мысль: а не устраняет ли он конкурентов? Может он и сам из «везунчиков»? Находит себе подобных и устраняет их? Как в том старом фильме: «Двум вампирам в одном городе не ужиться». И делает это одному ему известным способом…

– Больная или здоровая логика, но пока ему все удавалось, – ответила Брейди, словно это был предмет ее личной гордости.

– Пока, – тихо сказал Рейни, – Это всегда идет хорошо до первой ошибки…

– При том, – ответил сенатор важно выпрямляясь под восхищенным взглядом Лоры и изображая некоторое недовольство, – что интервалы между преступлениями измеряются в десятилетиях, я не вижу для него особых причин волноваться. Тем более, что он выбирает случайных жертв, а значит мы по-прежнему не знаем его мотивов!

Погруженный в свои мысли Рейни промолчал немало не заботясь о репутации конторы, и Барби опять начала нести какую-то чушь о специфике серийных преступлений. Слушая, Рейни отрешился от беседы, позволив себе расслабиться и снова слиться с фоном, и не сразу заметил, что Кардоси в это время внимательно за ним наблюдает. И понял это только тогда, когда дождавшись перерыва в рассуждениях вышестоящего начальства тот вдруг спросил его напрямую:

– Однако, агент Рейни, почему у меня складывается ощущение, что у вас есть его мотив? Этого… как вы его называете… Призрака.

Рейни удивленно поднял брови и воззрился на Кардоси. Ему было неприятно опять стать центром внимания в этой компании, где ему вообще не хотелось находиться. Он покачал головой:

– Не мотив, а скорее только гипотеза. И я пока не готов об этом говорить.

– Что?! – вдруг подскочила Барби и почему-то занервничала, – У вас есть новости? Почему вы не поделитесь? Может быть это даст дополнительные нити и ходы… э… дополнительный ключ!

– Главным образом потому, – ответил Рейни, – что мотив… предполагаемый мотив… он нетривиален, и я пока не могу проверить эту идею.

– Рейни! – воскликнула Барби, – Я наста…

– Не сейчас, – нечаянно перебил он. И извинившись вышел из комнаты.

На периферии маячил Стивен, слушая беседу и закусив нижнюю губу. Он впервые был не в футболке, а в тонком сером свитере явно только что из магазина, но вечно мятые джинсы так и не сменил. Зато слегка причесался, и Рейни отметил, что мальчишка в сущности неплохо выглядит.

И вдруг он осознал, что не видит Невилл, причем не видит уже давно…

 

Уходя со счастливой Лорой под руку он вежливо и чуть нетерпеливо прощался с несколькими сотрудниками, которым случилось оказаться поблизости. Вдруг возникло ощущение тошноты и изжоги, и теперь Рейни мучительно пытался с ними справиться. Как чертик из коробки рядом вдруг образовался Кардоси и подал ему руку:

– В общем приятно было поговорить, и я надеюсь в понедельник мы поговорим еще. Приходи в мой кабинет часов в девять, я бы хотел услышать все подробности.

– Хорошо, – нехотя ответил Рейни.

Он пожал руку нового начальника испытывая что-то вроде тоннельного эффекта – поле зрения сжалось до небольшого круга, все детали в нем приобрели особую остроту и четкость, а общий план исчез, и он не мог увидеть большой картины. Словно высветились торговая марка и крошечная капля соуса на рубашке Кардоси, чуть недовыбритое место на подбородке, золотая дужка очков и ухо с тремя проколами – следы буйной юности. Рейни почувствовал как начинается головная боль.

– Агент Кардоси! – кокетливо чуть присела Лора, – очень приятно было познакомиться!

– Ну что вы! Это мне приятно, уверяю вас! – воскликнул его новый начальник, невольно соскальзывая взглядом в ее декольте и сразу внезапно бросая взгляд на мужа. Муж как всегда делал вид, что не замечает, – Я и не знал, что… – он хотел сказать комплимент, но в присутствии мужа не решился и теперь думал, как выйти из неловкого положения, – О! Совсем забыл!

Он вытащил откуда-то небольшую сумку, и достал оттуда шариковую ручку, сделанную из крошечного засушенного крокодила.

– Чисто Нью-Орлеанский сувенир! – сказал он, – Это вам.

– О, какая прелесть! – восхитилась Лора, – Но это наверное дорого!

– Департамент не разрешает дарить дорогие подарки. Это стоит очень дешево, и я надеюсь вас это не обидит.

– О, нет, что вы! – воскликнула Лора, не замечая, как Рейни чуть скривился и содрогнулся от отвращения.

– Большое спасибо, что пришли, – сказал слабым голосом хозяин дома подъехав на своем кресле и протянул ему дохлую ладонь увенчанную ролексом, виднеющимся из под голубого кашемирового свитера.

– Спасибо вам за гостеприимство, – ответил Рейни.

Он наклонился и пожал эту руку еще борясь с головной болью и изжогой. Туннельный эффект продолжался, и опять детали прыгали перед глазами. Платиновый перстень с бриллиантом, замысловато-витая золотая цепочка в чуть распахнутом вороте рубашки хозяина, ненатуральная подобострастная улыбка Кардоси, стоящего рядом…

Подскочила и сама Барби и начала обниматься с Лорой, затеяв обмен любезностями; обе при этом делали руками странные движения, словно они дети изображающие зайчиков, и Рейни это зацепило. Он машинально повернулся с протянутой для рукопожатия ладонью к еще одной фигуре рядом, и это оказался Бек. Картинно поиграв бровями тот пожал ему руку сдавив изо всех сил. Рейни ответил тем же. Они обменялись еле слышными ругательствами и слегка ткнули друг друга кулаками, стараясь попасть друг другу под дых. Настроение немного исправилось и даже изжога стала утихать.

Дома Лора напевая и пританцовывая ушла в свою комнату и даже не оглянулась…


Вернуться в оглавление



Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 01:56 am
Powered by Dreamwidth Studios