yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Часть 4

Мир вдруг словно раскрылся, и они оказались в странном пространстве; они не понимали где. Впрочем это было не важно. Потому что они смотрели потрясенными глазами на бездонное небо вокруг подсвеченное мириадами звезд и галактик. Все это двигалось в бесконечном кружении и везде ощущалась жизнь, но они не видели какая. Они просто ощущали невероятной силы любовь, как будто рядом была высоковольтная станция и это было ее напряжение, ее вибрация, долгая как звук «м-м-м-м».

– Как красиво! – прошептала одна из девушек, протягивая руки к звездам, словно купая их в лучах света.

– Что это? – спросила вторая, тоже поднимая руки вверх, – Где мы?

– Однажды ты узнаешь, – ответила женщина, – Может быть…

– Как?! – тихо воскликнул юноша, – как мы попали сюда?

– Мы всегда здесь, но только мы этого не видим, – ответила женщина, – Изредка человек получает возможность увидеть… почувствовать… И для этого надо много трудиться…

– Как?! – воскликнул юноша, – Что надо делать?!

– Самодисциплина, – ответила женщина, – Чистота. В мыслях, мечтах, словах, делах. Молитва. Доброта. Честность. Не делать зла. Ну ты и сам знаешь…

– Не знаю! Откуда мне это знать?

– Да… Откуда… – чуть разочарованно протянула женщина, – Как будто мы никогда об этом не говорили…

– Ну… Это… – ответил юноша нетерпеливо, – Это же все взрослые говорят… Делай то, не делай это… Кто это слушает?

– Ты хочешь Это? – спросила женщина, – Значит слушай. Увидеть мир с другой стороны это редкий дар. И редкий случай в жизни. Ты не скоро сюда вернешься.

– Но ты-то сама не очень…

– Что?

– Доброта там… Честность…

– Я это другой случай, – ответила она улыбнувшись, – Такие как я проходят с заднего крыльца. Кто-то получает этот дар будучи несовершенным, и может использовать во зло… Результат будет ужасен.

– Откуда ты знаешь?

– Да, да, спроси меня, откуда я знаю… – сказала она печально.

– А я? Я смогу сам? У меня получится?

– Если хочешь. Это может каждый. Только не каждый хочет. Много работы, много стараний. Без гарантии результата.

– Но у тебя-то есть результат! И я что-то не видел, чтобы ты сильно старалась!

– Я другое дело, я же сказала. Иногда появляется шанс... срезать углы. Кажется, что так проще… Ан нет… Гораздо труднее победить зверя в себе, когда он в десять раз сильнее. Потому проще дисциплинировать себя, когда ты обычный человек. Когда это получается, то вот этот мир сам к тебе приходит.

Они долго молчали, купаясь в красоте и любви этого мира, но наконец юноша не выдержал:

– А я хочу как ты! Сразу! Сейчас!

– Чтобы не работать? Тогда нужна Сила. Помнишь, как в кино: да пребудет с тобою Сила!

– Как? Откуда? Где ее взять?!

Она вздохнула и долго молчала. Наконец промолвила:

– Взять? Ты думаешь, это ты берешь Силу? Нет, дружок. Это она тебя. Ты временная лодочка, а она твой парус. Ты возничий, она твои кони. Может она унесет твою колесницу ввысь, а может в бездну; направляешь ты. Но она пролетит над тобой, над твоей жизнью и почти тебя не заметит. Пока ты с ней, она оберегает тебя, как фермер бережет корову. Но твоя жизнь сгорит как спичка, а она полетит дальше искать следующего. Только ты сам можешь сделать так, чтобы твое осталось с тобой, но тогда эта Сила тебе и не нужна…

Юноша слушал ее, протягивая руки к звездам и ощущая ладонями их свет исполненный бесконечной доброты и любви.

– Только ты сам… – повторила женщина, – И тогда это у тебя не отнять…


Глава 73. Робин

Двейн Рейни. 29 августа

– Если вы спросите меня, – сказал пожарный почесывая изуродованную старым ожогом щеку, – то я скажу, что это работа хозяина.

Вернее пожарным он был когда-то, пройдя от рядового звена до самого верха, а теперь работал экспертом.

– У меня были уже случаи, – продолжил он, – когда хозяева сами поджигали дом, чтобы получить страховку.

– Не думаю! – мрачно прогудела Дубчек, – я с ней беседовала несколько раз. Она не производила впечатле…

– Даже если и не производила, – ответил тот пожимая плечами, – Даже тогда…

– Но ведь прошло несколько часов с тех пор как она улетела, – сказала Дубчек.

– Ну это не проблема, – ответил тот, – начиная с самого простого типа свечки, кончая разными электрическими устройствами…

 

То, что это был поджог, выяснилось практически сразу. Экспертиза показала, что пожар начался в нескольких местах одновременно; большое количество горючего обеспечило быстроту распространения и катастрофические последствия. И как они поняли, возгорание произошло вскоре после их отъезда, за те небольшие сорок-пятьдесят минут пока они ехали от Аннаполиса до Силвер Спринг. Значит возможно в то самое время, когда они стояли около дома, кто-то неизвестный уже занес туда несколько канистр бензина или чего-то подобного. Возможно наблюдал из-за штор, дождался их отъезда, приоткрыл окна, чтобы была превосходная тяга, понаблюдал какое-то время пустынную улицу, щелкнул зажигалкой…

Дом сгорел до основания. В пыль, пепел и труху, которую потоки воды превратили в черную грязь. Все старинные коллекционные книги, картины, альбомы фотографий и прочая меморабилия рассыпалась в первичные элементы. Сгорел и старый сад, и даже часть леса, так как погода несколько дней стояла жаркая и сухая. Но никто не видел никаких подозрительных машин – ни в тот самый день, ни за день до того. Ничего подозрительного на маленькой богатой тупиковой улочке, где половина домов имеют камеры наблюдения, и улица видна с нескольких ракурсов. Почти вся, кроме дома судьи. И уж конечно по этим камерам можно отследить все подозрительные машины, появляющиеся на улице. Однако их не было. И неделю, и месяц назад были все те же машины самих жителей и почта. К дому подъезжала только сама Робин.

Дубчек, напуганная замечанием Рейни, что они могут больше не увидеть ее в живых, начала обрывать телефон, но без результатов. И поскольку Робин собиралась остановиться в доме брата, телефона которого Джина не знала, она прозвонилась в отделение полиции ближайшее к тому дому и на повышенных тонах потребовала срочно отправиться по адресу и во-первых проверить наличие и состояние самой Робин, а во-вторых доставить новость. А потом по возможности доставить и саму Робин в аэропорт и посадить на ближайший рейс из Денвера обратно в Балтимор. Последнее ей объяснили срочно сделать невозможно, так как от указанного адреса до аэропорта ехать не менее четырех часов по горным дорогам, и ближайший рейс будет только утром, а в остальном обещали посодействовать.

Пара полицейских машин приехали и выяснили, что Робин только что доехала и начала выяснять, что произошло с братом. Полиция добавила к одной трагедии другую. Новость Робин перенесла тяжело; пришлось вызывать скорую помощь. Женщину доставили в местный госпиталь с сердечным приступом.

Перепуганная Джина среди ночи созванивалась с лечащим врачом Робин, потом по наводке врача и с ее психотерапевтом, потом с психиатром. От их туманных объяснений и постоянных ссылок на конфиденциальность ситуация выглядела все хуже и хуже. Но хотя бы те в срочном порядке связались с госпиталем в Колорадо, где разместили Робин, и начали общение с врачами. Понятно, что разрешения ни на интервью, ни на перелет пациента Джина не получила. Утром она не выдержала и вылетела в Денвер сама.

У госпиталя и у палаты больной теперь дежурили полиция и сама агент Дубчек, но больше ничего сделать она не могла; пациентка была на тяжелых седативах в почти коматозном состоянии. Рейни предвидел, что именно так и будут развиваться события, потому отказался лететь, тем более, что на месте шло живое расследование. Картина в воображении, рисующая часы топтаний под дверью госпитальной палаты его не вдохновляла.

Он попытался уговорить полицию осмотреть окрестный лес с собаками, но не встретил понимания. Тогда изучив спутниковые карты гугла и изображения с высоты птичьего полета бинга, одевшись в спортивное и закрывающее как можно больше тела Рейни отправился сам. Одежда не спасла. Он вернулся весь в ожогах от ядовитого дуба и плюща, в колючках, занозах и укусах, совершенно уверенный, что Гарри Гаррисон писал свою «Неукротимую Планету» побывав в каком-нибудь подобном лесу. Все эти укусы и волдыри жутко чесались, и оставалось только надеяться, что их сделали не клещи, переносящие гадкие болезни. Долгая ванная и тюбик кортизона, вымазанный на себя, принесли некоторое облегчение, но ненадолго. Хотелось стонать, выть, чесаться и кататься по полу. Хотелось скупить всю аптеку и намазаться еще. А главный результат все же был таков, что он нашел несколько звериных троп, выводящих в разные относительно цивилизованные точки, в том числе в жилой район, но не нашел на них заметных следов, только несколько оборванных колючих вьюнов, кое-где примятую траву и обломанные ветви, что с успехом могли сделать олени, которых в округе было множество. Погода стояла жаркая и сухая, следов на сухой земле не оставалось.

Рейни сообщил результаты в отделе и передал полиции, полиция отреагировала без энтузиазма. Тем более, что через день прошел сильный ливень, потому вопрос поиска с собаками закрылся сам собой. Во-вторых, как выяснилось, ближайший к дому судьи выход был с бедной улочки не снабженной наблюдением, и если предположить, что найдется идиот, который будет таскать на себе через лес канистры с горючим, то отследить его было невозможно.

И все же под некоторым давлением полиция начала расспрашивать жителей и внезапно выяснила, что на той улице действительно несколько раз видели загадочную машину, старый серый облезлый вэн. Номера его никто не запомнил, но последний раз он появлялся как раз в день пожара. Полиция оживилась и прорабатывала эту версию уже с интересом.

В одной из поездок проезжая мимо какой-то местной церковки Рейни внезапно остановился. Он запарковался на этой парковке и начал исследовать карту местности на наличие ортодоксальных церквей. Русские церкви нашлись в крупных городах – Вашингтоне и Балтиморе. Греческие церкви имели более широкую географию. Одна кстати была расположена совсем неподалеку в Аннаполисе. Рейни решил испытать удачу…

Дубчек обрывала телефон, требуя новостей, и готова была жаловаться часами. Рейни понимал и давал ей возможность выговариваться, отрешаясь и переходя в режим «мгм».

Ситуация в Колорадо была безрадостная. Делать Джине было практически нечего кроме как ждать под дверью палаты, звонить в местную полицию запрашивая новости про Ника Болтона, звонить его жене и звонить Рейни. Хотя однажды она героически попыталась проехать с полицией на поиск в горы, но вернулась задыхаясь и с сильнейшей головной болью. Горного кислорода ей явно не хватило. «Я поняла, почему слоны не бегают по горам…» печально пожаловалась она Рейни.

Она испытала истинное облегчение, когда наконец утром после тяжелой битвы в кабинете врачи сказали волшебное слово «скоро», и начали осторожно выводить Робин из ее медицинской комы. Радость была недолгой; Робин в себя не пришла.

Она была жива, все функции тела работали относительно нормально, но взгляд ее был совершенно далек и пуст. Она больше не реагировала на окружающее, словно сознание ее умерло. И интервью с нею отменилось до не понятно каких времен…


Вернуться в оглавление



Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 07:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios