yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Глава 57. Ольга

Двейн Рейни. 26 июня

– Агент Рейни, почему мне все приходится узнавать из с… – воскликнула Барби и запнулась.

– Сплетен и слухов? – предположил Двейн, делая невинные глаза и акцент Раджа из «Большого Взрыва».

– С… своих источников! – нашлась она, и добавила раздраженно, – С вами совершенно невозможно разговаривать!

Дубчек, Вайрус и Грей сидели в ее кабинете. Причем все кроме Джины сидели практически по стойке смирно, официально выпрямившись, выслушивая нагоняй и готовые как бы отвечать за последствия. Хотя еще не знали какие. Рейни попытался придать себе вид элегантной независимости усаживаясь на свободное кресло и поправил галстук.

– Простите, вы вызывали? – в дверях раздался робкий вопрос.

Невилл боялась взглянуть на Рейни, в глазах ее стоял ужас.

– Да, проходи пожалуйста, садись, – сказала Брейди, переключаясь на официальный заботливый и милостиво-покровительственный тон.

Она подошла к столу, повернулась к присутствующим и изобразила работу мысли. Подождала пока Немзис сядет. Та пристроилась на краешек кресла, словно оно было раскаленным.

– Практически получилось, – наконец сказала Брейди, – что у нас две группы работали на одном деле. Впрочем, на э… двух делах. Две группы, хоть одна работала официально, другая как бы между делом.

Многозначительный взгляд на окружающих. Все молчали.

– И это замечательно! – вдруг сказала Барби радостно, – Вы все прекрасно потрудились, и у вас великолепные практические результаты! Особенно у Рейни и Грея! И Невилл. Они нашли новые нити в очень старом деле, хотя я и не совсем представляю, где они их нашли?

Барби села за свой стол и изобразила памятник самой себе.

– Я хочу знать источник! – наконец произнесла она впиваясь взглядом в Рейни, – как вам удалось выйти на эту женщину?

– Какую женщину? – спросил тот.

– Ту женщину, портрет которой вы обрабатывали.

Она перевернула листок, который лежал на ее столе и показала всем присутствующим. Там была отретушированная фотография Ольги. Рейни отметил боковым зрением, что Немзис съежилась и потупилась.

– Эта женщина практически не связана с делом, – спокойно ответил Рейни, – Ни с одним делом. Относится к побочным линиям. Требует дополнительных расследований.

– Связь прямая! – ответила Барби важно.

Она открыла стол и достала оттуда другую распечатку, только цветную, показала всем и положила на стол так, чтобы все могли видеть. Это была Ольга только старше лет на десять. На сей раз снимок был фронтальный. У нее была стрижка под молодую Джейн Фонда, пышные волнистые темные волосы до плеч красиво обрамляли лицо; она была одета в зимний синий свитер, у нее были карие глаза и красная помада.

И это действительно была она.

– Откуда у вас это? – спросил Рейни потрясенно, но при этом отметив, что такое же удивление испытывают все, кроме Вайруса.

Рейни не выдержал, взял распечатку со стола и сел на место, рассматривая портрет. Улыбка была чуть шире, чем на старом снимке, и были видны ровные красивые зубы, глаза были накрашены в соответствии с модой середины восьмидесятых. Только глаза эти не улыбались.

– Из моих источников, – сказала Брейди с нажимом.

– А именно? – спросил Рейни глядя ей прямо в глаза.

Та начала ломаться и он понял, что сейчас она соврет.

– Э… Клэр Фергюсон. Любовница Берга. Миллионерша. Она нанимала частного сыщика, и один из наших агентов э… побеседовал...

– Кто? – спросил Рейни.

– Не важно.

– Когда?

– Недавно.

– И где вы ее нашли? Я имею в виду Клэр.

– Э… В Швейцарии, – нерешительно ответила Барби.

– Недавно в Швейцарии ее не было. Она уже четыре месяца как в кругосветном путешествии на персональной яхте с персональным андро… простите… мужем.

– И откуда вы это знаете? – многозначительно спросила Барби подаваясь вперед и готовая уличить его в каком-нибудь преступлении.

– Из расследования, – многозначительно в тон ей сказал Рейни тоже чуть подаваясь вперед, – я работаю в ФБР, моя профессия следователь.

Барби надулась и сжала губки.

– Так кто беседовал с Клэр и когда? – снова спросил Рейни, поворачиваясь к Вайрусу, – если у вас есть координаты ее частного детектива, то вам лучше нам сообщить эту информацию.

– Да, беседовали, – внезапно ответил тот.

Пользуясь преимуществом своего роста (над всеми кроме Дубчек, но ее он игнорировал, словно она была просто мебелью) он выпрямился сидя и застегнул пуговицу на пиджаке; по его пухлому лицу младенца-переростка пошли красные пятна, которые резко контрастировали с белесыми щеками и черными усами, – Не с самой Клэр, а… Короче мне дали телефон частного сыщика, он предоставил фотографию.

– В какой связи с делом проходила эта женщина? Какую роль она там играла?

– Э… У нас был краткий разговор… Ее заметили, когда она приходила на заседания суда. У того сыщика были причины подозревать ее в причастности к преступлению, но… – Явно Вайрусу не хотелось признаваться, – я… не знаю на каком основании… Пока не знаю.

– Как ее зовут?

– Э… Она называла себя Анна Грант… Один из свидетелей говорил, что она училась в Тоусон Университете и подрабатывала в мейд-сервисе, приборка на дому. Однако… в университете мы пока не нашли студентки под этим именем в тот период времени… Больше я практически ничего не знаю, но мне обещали…

– Вы можете организовать встречу с этим сыщиком? – спросил Рейни.

– У него мало информации, – Вайрус замялся и заерзал.

– Потому и нужна встреча, – настаивал Рейни, – чтобы информации было больше. Найти каналы, узнать источники, проверить их снова…

Вайрус и Брейди переглянулись. Наконец она промямлила:

– Э… Я думаю, что это можно попробовать организовать… Но пока мне хотелось бы знать, какую информацию об этой женщине можете сообщить вы.

– Никакую. Пока не поговорю с сыщиком.

– Агент Рейни, вы препятствуете расследованию! – воскликнула Барби гневно, – Вы это понимаете?

– По-моему это как раз вы препятствуете, – Рейни понимал, что поступает неразумно, но иногда ничего не мог с собой поделать.

Брейди откинулась на кресле и набрала полную грудь воздуха. Потом начала медленно сдуваться.

– Вам не нужно скрывать, что вы были в Бельгии, – прошипела она наконец, – Я уверена, что департамент мог бы даже профинансировать путешествие. К сожалению задним числом это не получится, – добавила она с ядом в голосе.

– Я не понимаю, что происходит, – сказал Рейни, – За нами что, следят? То этот несчастный сыщик, который еще не известно на кого работал, – добавил он с намеком в голосе, сверля ее глазами, – то наши частные перемещения… Как это понимать?

– Это абсурд! Подозревать такое! – возмутилась Барби под его взглядом.

– Абсурд это обнаружить за собой хвост. Очень неприятное ощущение!

В комнате воцарилось долгое молчание. Наконец Дубчек шумно выдохнула, так что по комнате словно прошел ветер, и выпрямилась в кресле.

– Давайте решать, что делать, – прогудела она шлепнув ладонью по коленке, – Ситуация неприятная, мягко говоря. Но пора двигаться дальше. Какие у нас приоритеты? Которое из расследований? Берем фото и снова проезжаем по Оушн Сити? В Аннаполис? Или в Тоусон? Хотя вы говорите уже проверили… Рейни, хватит играть в молчанку. Если это может помочь делу, то почему не сказать?

– Да нет у меня информации, ты же знаешь! – с досадой ответил тот под удивленным взглядом Грея, который несколько раз явно порывался что-то сказать, – В смысле никакой новой. Та информация очень старая. Ее имя, страна рождения, больше ничего. Как она попала в штаты я без понятия. Судя по всему попала, – Двейн показал на новую фотографию, – Но как, под каким именем, где жила, училась или работала, мы ничего этого не знаем!

– Но вы знаете ее настоящее имя? – спросила Барби напряженно.

Рейни открыл рот, чтобы ответить, и не смог выдавить из себя даже звука. Он прокашлялся и снова открыл рот, но вдруг перед глазами поплыло, и появилась та самая серая дверь в заборе, и глядящее на него черное чудовище чуть приподнялось с земли. И солнце забежало за тучу, и где-то внутри он почувствовал порыв ветра и нарастающий рык. Тело покрылось мурашками, и в горло пошла волна из желудка. С усилием сглотнув, Рейни вдруг понял, что его сейчас вырвет. Он прижал пальцы к груди, пытаясь подавить импульс, но понял, что не справится, извинился и стремительно вышел из кабинета.

 

– Как вы себя чувствуете? – озабоченно спросила Барби, когда он вернулся.

– Лучше, – ответил Рейни.

Но хоть он и умылся, в слезящихся глазах стояла краснота, и вид у него был совершенно больной. И это было к лучшему, потому что наконец его оставили в покое, и продолжали обсуждение без него.

– И сейчас очень важная задача ее найти, – сказала Барби, обращаясь к остальным, – Продолжайте ваше расследование уже группой. Агент Вайрус теперь старший, он распределяет задания и ему все отчитываются.

– А кто поедет на встречу? – спросила Дубчек Вайруса.

– Я поеду. И… – Вайрус осмотрел их всех, – И Грей.

– И я, – сипло сказал Рейни, напряженно дыша в кулак, – я должен поговорить.

– Мы тебе все расскажем, – раздраженно ответил Вайрус, – Не забывай, что я старший.

– Есть, господин начальник, – съязвил Рейни и повернулся к Барби, – а имеет ли смысл работать такой большой толпой народа на старом деле? Может я там и не нужен? У меня вообще отпуск начинается на днях!

– Может и не нужен, – сказала Барби ледяным голосом, – Бейли может выделить часть народа из своей группы и подключить агента Дубчек, так как их работа была вполне успешной, а Грей может продолжать текущую задачу. А вы можете идти в ваш законный отпуск.

– Черт возьми! Рейни, ты с ума сошел? – Томаса наконец прорвало, – я хочу закончить это дело! Шеф! – повернулся он к Барби, – я хочу продолжить с группой. И я знаю про ту женщину, мы нашли тот канал вместе. Ее зовут Ольга Коваленко, она из бывшего Союза…

У Рейни звенело в ушах и новая волна тошноты подкатывалась к горлу, и остановить Томаса он не мог, потому тот продолжал:

– Мы нашли только парня во Флориде, который знал ее очень давно, когда ей было лет пятнадцать еще в Советском Союзе, но он ее с тех пор не видел. Он даже не знает, в штатах она или нет. Можно сказать мертвый конец. Где она живет сейчас мы не знаем. И выхода на нее через тот канал нет. Имя распространенное, но мы проверили, и ни одной подходящей кандидатуры легально в страну под таким именем не приезжало. Возможно замужество, смена фамилии, но документы того времени еще не в цифре, нужен поиск в архивах…

– Понятно, – сказала Барби милостиво, изрядно повеселев и переглянувшись с Вайрусом, – Ольга Коваленко… это очень хорошо…

Она смерила взглядом Двейна, который усиленно боролся со вторым приступом.

– Что ж, – сказала она, – У вас была продуктивная пара, но насильно тянуть Рейни в это расследование я не буду. Однако вы, агент Грей, конечно можете продолжить работу в следственной группе. В иммиграционных архивах, например. Как ты считаешь, Бейли?

 

– Я не хотела… – тихо и виновато сказала Невилл, появившись на пороге его кубика, – Я работала с фотографией, и не заметила, а она подошла сзади… потребовала распечатать… Я же не могла сказать «нет»… – голос ее затих.

– Я понимаю, – ответил Рейни тихо.

Его чуть пошатывало после еще одного приступа; он сидел и наблюдал темные пятна, которые плавали перед глазами, меняли форму и вступали между собой в странные взаимоотношения.

– Не беспокойся. Видишь, даже все оказалось к лучшему. Все же информация. Много информации. Университет, работа… Имя… Пусть фальшивое, но все же есть с чего начинать… Мейд-сервис… Это очень реальный сценарий… Для эмигранта…

– Я думаю… – вдруг оживилась Немзис, но тут в проеме кубика появился Грей, и Немзис тихо отодвинулась к выходу.

– Какая муха тебя укусила?! – набросился тот на Рейни, – с чего ты вдруг это устроил? Ах, не взяли на встречу! Ты что каждой дырке затычка?!

– Потому что я должен там быть! – возмутился тот в ответ, – Видеть, слышать, чувствовать! Если вы мне принесете пережеванную информацию, то это… э… – он хотел сказать «все равно что никакая», но не хотел обидеть Томаса, – это будут на 90 процентов измышления Вайруса, а он дурак!

– Да, один ты умный! – съязвил Томас, разведя руками.

Двейн поднялся, глядя ему в глаза долгим и тяжелым взглядом. Потом покачал головой, засунул руки в карманы и отвернулся.

– Ну да, – вдруг сдался Томас, – Ты умный. Ты башка, и я не знаю, как у тебя это получается, но… Я, старый хрен, за все мои годы службы раскрыл меньше случаев, чем ты, пацан, за свои! Ты видел, что я тебе не верил, но ты ее вытащил, и оказался прав! Ты бы и его нашел, этого Призрака! Я потому и злюсь. Зачем ты ушел из дела?!

– Почему ты думаешь, что я из него ушел? – ответил Двейн и стал собирать вещи.


Вернуться в оглавление



Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 01:59 am
Powered by Dreamwidth Studios