yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

 Глава 48. Портрет

Двейн Рейни. 11 мая

– О, боже мой! – судорожно вздохнул кто-то шепотом за его спиной.

Рейни закрыл файл на компьютере и только тогда повернулся. На пороге его кубика стояла Невилл.

– Я уже подписал все ваши бумаги – сказал он не скрывая досады, – и вы уже закончили практику!

Он терпеливо дожидался пока закончится рабочий день, пока затихнет суета в отделе и люди перестанут ходить за его спиной, чтобы посидеть один на один за файлом, но увы!

Невилл опустила глаза:

– Я… хотела… – она явно старательно вспоминала повод для своего визита, и наконец ей это удалось, – Я хотела остаться работать летом. Бесплатно. Или если повезет интерном. Подавала заявление, резюме. Сейчас пришел ответ…

Она замолчала, ожидая его реакции, и уже понимая, что радости в ответ она не увидит. Но не выдержала и спросила:

– Чья это фотография? Какой ужас! Кто это сделал?

– Вопрос, скорее, зачем? – ответил Рейни пожав плечами.

– Ну это-то понятно… – прошептала Невилл.

– Что понятно? – удивился он и пододвинул ей второе кресло с большей охотой, чем секунду назад, – Рассказывай.

Она смутилась и села на самый краешек. И еще больше смутилась. Губы ее чуть подрагивали, а на лбу выступили бисеринки пота. Рейни молчал и ждал. Она взглянула на него нерешительно и снова убежала взглядом вниз и наконец сказала:

– Я должна признаться… Я суеверный человек…

– О’кей… – сказал он осторожно, не зная еще как относиться к заявлению, – Я знаю.

– Откуда? – спросила она удивленно.

– Заметил, – улыбнулся он, – И что?

– А… Как? – она озадаченно пыталась понять.

– Язык тела, – ответил он, – когда Карл начал трепаться про то, что работать со мной… э… чревато последствиями, ты чуть отступила назад. И чуть повернулась к выходу, словно собралась уйти. И у тебя из-под рукава заметен амулет.

– А, понятно, – ответила она с облегчением и чуть оттягивая вниз рукав в попытке закрыть ниточку с синей бусиной-глазом, – Да… Это правда. Я с этим борюсь, но просто… Еще не очень успешно. Я ужасно боюсь колдунов. Мама убежала в свое время из старой деревни, потому что там все занимались этим. Она мне рассказывала такие страшные случаи… Я когда ребенком была то верила. А потом… – она пожала плечами, вздохнула и попыталась улыбнуться, – Просто не могу так легко от этого отделаться.

– О’кей, – сказал он тоже более оживленно. И вдруг неожиданно для самого себя добавил улыбнувшись, – Я кстати тоже.

– Что?

– Суеверный. И тоже с этим борюсь. Моя ма… – Начал он, но запнулся и решил не продолжать, – Ладно, ерунда…

Он усмехнулся над собой. А она вдруг захлопала ресницами и робко улыбнулась с такой теплотой в ответ на его нечаянную откровенность. И вдруг у него по спине пошли мурашки и он увидел, что – святая корова! – она что, влюблена?! Он одеревенел от такого открытия, выпрямился, отъехал чуть назад вместе с креслом, поставил дистанцию и сделал официальный голос:

– А… какое это имеет отношение к фотографии?

– Прямое. Это же способ… – она опять замялась, – просто люди верят, что это способ повредить, нанести порчу. Как бы…

– А… то есть ты хочешь сказать, что эту девушку кто-то сильно не любил?

– Да! – воскликнула Невилл, – Очень сильно. И хотел навредить. Это используется в колдовстве.

– О’кей, понял, – сказал Рейни, – это очень даже понятно.

Он замер в задумчивости и добавил скорее обращаясь к себе, чем к Невилл.

– Надо отдать Флетчер, у нее кто-то восстанавливает это фотошопом.

– Я тоже могу! – сказала Невилл внезапно оживившись, – Я работала в фотомастерской моего дяди чуть ли не с двенадцати лет. Я все это умею!

– Да? – Рейни от неожиданности приподнял брови.

– Можно посмотреть еще раз? – спросила Невилл с энтузиазмом.

Он открыл файл на компьютере и пустил ее за свой стол и снова поежился внутренне, глядя на страшные выколотые глазницы.

– Вот смотрите, – сказала Невилл, проводя пальцем по веку одного глаза, – вот здесь сохранился рисунок век и кое-где ресниц, а глазное яблоко и ресницы можно вставить с другой фотографии такого же ракурса. К счастью они у всех людей практически одинаковые, а цвет радужки не важен, так как фото черно-белое. Я такое делала. Я имею в виду восстановление старых и испорченных фото с выпавшими фрагментами.

Она повернулась к нему полная энтузиазма и радости, что может быть полезной, но сразу опять смутилась:

– Можно я перешлю к себе? Мне там привычнее.

– Лучше возьми оригинал и отсканируй с хорошим разрешением, – сказал он и протянул ей фотографию в пластиковом пакете.

Хотел еще попросить ее быть аккуратнее, но спохватился и решил не напоминать. И Невилл счастливая убежала к себе.

Оставшись в одиночестве он испытал облегчение, но еще какое-то время сидел в деревянном состоянии пытаясь понять, что теперь делать с этой проблемой. И сказал себе, что ничего. Конечно ничего! Не замечать, не обращать внимания, ни-ни-ни. Поставить нейтральную реакцию. Нет, лучше жесткую с негативным оттенком. И вообще, наверное это ему просто показалось…

И немедленно увидел на своем мысленном «экране» ее подрагивающие губы.

«Нет!» сказал он сам себе. «Только этого мне еще не хватало!»

 


Вернуться в оглавление




Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
25 2627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 10:38 am
Powered by Dreamwidth Studios