yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Глава 31. Конференция

Маркус Левин. 27 Марта

Маркус вернулся домой и снова позвонил Тали, но телефон перенаправил его сразу в голосовую почту. Маркус отключился. Подумал еще, и позвонил снова. Оставил ей сообщение. Вложил все, что мог в свои слова. Говорил сбивчиво и путано, просто что приходило в голову: «Тали, я был осел, прости меня… Конечно я закончу образование, конечно найду хорошую работу… Просто дай мне немного времени… Да, ты представляешь, я с долгами расплатился, сам не верю! Так странно получилось… В общем, прости меня… Все будет хорошо! Я же из команды спасателей…» Подумал, хотел добавить «Я люблю тебя», но слова застряли в горле, и он отключился.

«Тали», повторял он. «возьми телефон…»

И ожидал, и уже хотел увидеть ее. Тот голубоватый свет комнаты отеля, белое одеяло…

Он увидел. Занавески были золотыми, а одеяло светло-коричневым богатым муаром, и Тали лежала в постели с неизвестным мужчиной…

Он спал, а она смотрела в потолок.

Это был словно взрыв, прошедший через мозг. Маркус выдернулся из этого видения со стоном и почти криком.

«Неправда, неправда, этого не может быть!» твердил он себе, прижимая запястья к вискам. «Это иллюзия, галлюцинация! Я не могу этого видеть и знать!»

Он набрал телефон отеля и попросил клерка соединить его с комнатой Тали Гиршман. «Здесь шесть утра», сказала клерк. «Вы уверены?...» «Да, уверен, это срочно», ответил Маркус и слушал и считал долгие звонки. Десять… Двенадцать… Пятнадцать… На двадцать пятом он отключился.

Он долго лежал закрыв глаза, наконец встал, достал свой лаптоп, зашел в интернет и все время до смены искал жилье. Прозвонил все окрестные комнаты в аренду, даже позвонил своему прежнему хозяину, но его старая квартирка была уже занята, а другие были дороже. В конце концов ему удалось найти кое-что и договориться о встрече на следующее утро, но приехав в назначенное время он узнал, что кто-то другой уже перехватил дешевый студио, и опять остались только двух-комнатные. И еще день прошел в безуспешных блужданиях по Крейг-листам и сайтам объявлений. Приближался конец конференции и возвращение Тали…

 

Он больше не звонил ей. Он боялся даже думать о ней, чтобы ничего не увидеть. Все словно умерло. Он говорил себе только одно, что это может быть просто галлюцинация, и что он не может просто так доверять тому, что он видел; это может быть только плод больного воображения и ничего не доказывает! И тем не менее продолжал искать новое жилье.

Ночью он проснулся от видения. Но на сей раз это было лицо Шмуэля. Тот дрожал и у него на глазах были слезы. Маркус внезапно сел на кровати и долго слушал свое беспокойство, которое не утихало, не уходило с уходящим сном, а пульсировало в темноте словно живое существо.

«Шмуэль», подумал он осторожно. И увидел то же видение. Старик лежал в своей кровати, на лбу его была испарина и он не мог подняться. В ту же минуту Маркус уже одевался и бежал к машине.

Четыре утра. Дом был тихим и темным. Старая королла с инвалидными знаками была припаркована на обочине на обычном месте. Маркус робко постучал, но никто не ответил. Он еще колебался какое-то время, ведь это непросто объяснить даже себе, а тем более другому, почему вдруг среди ночи он решил проведать родственника… И все же решился. «Просто постою около двери и послушаю дыхание», подумал он. «Если все в порядке, то…» Он достал ключ из под камня на газоне, где Шмуэль хранил запасной на случай потери и вошел.

– Шмуэль, – позвал он негромко, подойдя к двери спальной.

– Маркус? Это ты? – спросил дрожащий голос, и он вошел в комнату.

Шмуэль был в своей кровати, и запах был ужасен.

– Шмуэль, ты в порядке?

Глупый вопрос конечно. И так понятно, что нет.

– А… Наверное не совсем… – пробормотал тот, – Что-то не могу подняться…

– А позвонить в скорую ты не мог? – сказал Маркус с облегчением, что тот жив и в сознании.

Он подошел и начал осторожно выпутывать старика из-под одеяла.

– И давно ты лежишь?

– Не знаю, наверное сутки. Телефон в гостиной.

– Я уверен, что Рива тебе объясняла про сотовый и про такой брелочек на шее с кнопочкой. Нажмешь и скорая к тебе выезжает. Давай поедем в госпиталь?

– Нет, нет, нет! Никакого госпиталя! Я в порядке… Только не могу встать и все. Это пройдет.

– Шмуэль!

– Нет! Никакой скорой! Помоги мне лучше дойти до ванной комнаты, – сказал тот очень смущаясь, – Я тут все приберу сам… Когда станет получше…

 

Через некоторое время Маркус на руках перенес и усадил завернутого в банный халат Шмуэля в кресло и принес ему чай и жидкую горячую овсянку. Сам сел рядом верхом на скрипучий стул, положил подбородок на руки и смотрел как старик ест.

– Шмуэль, ты же понимаешь, что тебе нужна помощь, и ты не можешь оставаться один, – сказал он рассматривая недельную седую щетину на щеках старика.

– Я просто приболел. Это пройдет. Никому не говори! Рива меня сразу начнет уговаривать переехать или к ним, или в дом престарелых. Она и так меня уже запиливает. Но я не хочу. Не могу. Это как конец. Хуже смерти!

Маркус улыбнулся понимая.

– Зря ты так. Нас иногда вызывают в дома престарелых, там приятная обстановка, постоянный надзор, хорошие люди.

– Надзор! Люди! Ужас! Здесь я свободен! Мне никто не мешает.

– Там ты тоже будешь свободен, и никто не будет мешать.

Старик упрямо покачал головой.

– Ну а приходящая медсестра?

– Неужели я совсем плох? – он говорил уже раздраженно.

И Маркус еле удержался, чтобы не сказать, что в общем-то да.

– Я хожу, я везде езжу сам, – продолжал дребезжать старик, – я готовлю, делаю покупки! Все сам! Просто сегодня плохо себя чувствую, вот и все!

– Хорошо, хорошо. Ну а просто домохозяйка? Помыть полы, прибрать на кухне?

– Я сам, – повторял Шмуэль как четырехлетний, – Мне станет лучше, я просто немного приболел.

Маркус вздохнул и долго молчал, не зная что еще сказать и слушая громкое тиканье и позвякивание ложечки в бокале и грустно рассматривая старинные часы. Шмуэль тоже взглянул на них удивился.

– А… А что ты так рано пришел?

Маркус замялся мгновение, и внезапно нашелся.

– Я не рано, я скорее поздно… – улыбнулся он чуть виновато, – Хотел попроситься переночевать. У меня с жильем того...

– Что?

– Сложности, – пожал плечами Маркус, – Потерял квартиру, и теперь просто временно негде жить. Перебиваюсь по знакомым, но больше не могу… Меня попросили… Вроде как…

– Что ж ты мне не сказал?! У тебя же тут есть комната! Или если хочешь, занимай любую другую! – а потом добавил подозрительно, – а ты не из-за меня?...

– Откуда же я знал?

И старик успокоился.

– С одним условием, – внезапно сказал он, – с двумя… э… с тремя.

Маркус улыбнулся и ждал продолжения.

– Во-первых, никакой оплаты!

– Тогда коммунальные и налоги пополам. И не спорь, я уже большой мальчик. Второе?

– Ты не будешь стесняться приводить девушку, – сказал Шмуэль и добавил хитро, – А то я подумаю, что ты хочешь быть моей сиделкой.

Маркус открыл рот и развел руками, чтобы сказать, что это условие скорее всего не понадобится, но вдруг предпочел разрешить ситуацию иначе:

– Хорошо, но тогда ты позволишь мне все прибрать и помыть, чтобы ей было приятно приходить!

– Договорились! Я тебе помогу!

– И третье? – осторожно спросил Маркус, чтобы не вступать в обсуждение второго.

– И третье, ты мне не сиделка! – Шмуэль потряс указательным пальцем.

К тому времени, как пришел Яков, который жил неподалеку и которому Маркус тайком послал текстовое сообщение, вопрос был решен.

 

Ночью после дежурства Маркус вернулся ненадолго в дом Тали забрать остатки своих вещей. Он сидел в прихожей и думал обо всем, что случилось. Достал зеленый перстень и смотрел на игру света в камне, представляя на ее руке.

«Как глупо все получилось…»

И вдруг увидел Тали с чемоданом, стоящую на улице перед дверью, словно эта дверь была прозрачной. У него побежали мурашки по спине, и он замер, ожидая звук ключа в двери, но звука все не было. И он увидел, что она стоит закусив нижнюю губу и не решается открыть, потому что она хочет сказать ему «прощай» и не знает, как повернется разговор…

А позади нее сияет яркий день…

И она наконец решилась и открыла дверь, огляделась, увидела его пустые вешалки в прихожей и все поняла. И испытала облегчение. И опустошение. И села в прихожей и долго смотрела на его записку на столике. И ключ. И кольцо.

Вдруг все закончилось, и Маркус снова оказался в пустой темной прихожей на том самом стуле…

Он нашел листок бумаги и написал на нем: «На память» и положил на тот столик, чтобы Тали увидела сразу как войдет. И положил на записку кольцо и ключ от ее дома. Собрал свои вещи в те же две старые сумки и открыл дверцу шкафа в прихожей, чтобы были видны пустые вешалки. Забросил в машину коробки с книгами, которые так и стояли в гараже, захлопнул за собой дверь и уехал в ночь не оглядываясь.

Вернуться в оглавление

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 01:59 am
Powered by Dreamwidth Studios