yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Часть 2

Она знала, что умирает. Геше сказал ей, что ее время наступит скоро. Не сейчас, не сразу. Может быть у нее есть полгода или год, но не больше. Ей было жаль, но не очень.

Иногда она переходила на другую сторону и видела свой поток, который становился все тоньше и тоньше. И еще видела черный силуэт на багровом фоне, который как башня маячил вдали. Пока далеко, как стервятник наблюдая за раненым животным. Иногда из него вырастали несколько голов на длинных шеях или щупальца; они тянулись к ней, но чувствовали как она ощетинивалась, готовая броситься, и втягивались обратно.

Он не торопился, он умел ждать.

– Если он сможет взять это, то он будет сильнее, – сказала она учителю.

– Да, я знаю, – ответил он тихо, – Но становясь сильнее, он становится слабее. И идет к своей гибели.

– Пока он жив, он причиняет зло. Много зла, – ответила она.

– Я не в силах остановить его. И ты тоже. И ни одно злое деяние не останется безнаказанным.

– Я не хочу, чтобы люди страдали. И я не хочу, чтобы он получил это. Я хочу его остановить.

– Ты не сможешь, – покачал головой учитель, глядя на нее печальными добрыми глазами.

– Может быть. Но я попробую, – ответила она.

Учитель грустно улыбнулся и снова покачал головой:

– Когда тебя поймал зыбучий песок или трясина, то сопротивление только ускоряет погружение. Оставь, отпусти. Научись отпускать.

– Не могу, – сказала она уходя.

– Хотя бы попробуй, – тихо ответил он ей в спину.


 

Глава 25. Практикантка

Двейн Рейни. 13 Марта

– Агент Рейни, меня назначили к вам, – сказала тоненькая темнокожая девушка входя в его кубик с легким стуком в стенку.

Двейн сидел в любимой позе, откинувшись глубоко в кресле и положив ноги на стол, руки за голову, и разглядывая постер с палубой яхты, уголком паруса и зелеными волнами. Мысленно чертыхнулся переводя взгляд на посетительницу.

Одетая в полном соответствии с местными правилами в черный костюм, белую блузку и черные туфли она держалась прямо как в строю. Волосы были гладко зачесаны на затылок и собраны в бан. Минимум косметики и никаких украшений. Это была та самая практикантка, которую он заметил еще на собрании. Как ее? Невилл?

– Я работаю один, – сказал он вынимая карандаш изо рта, – Пока по крайней мере.

Да, он действительно остался один. После жестоких разборок в кабинетах начальства все наконец затихло и вошло в берега. Дело агента Деври все-таки отдали Вайрусу, а Дубчек надувшись отправилась в качестве сопровождающего. Рейни на прощание тихо заметил ей, что лучше так, чем никак. Получил убийственный взгляд, но на него это уже не действовало. Он подозревал, что все спустят на тормозах и тихо закроют. Все документы в системе были теперь под паролем, которого Рейни не сообщили.

Брейди вызвала его для собеседования, и была просто сахар с медом; так что у него сводило челюсти от отвращения. Она долго что-то говорила, но смысл сказанного от него упорно ускользал. В конце концов Рейни абстрагировался от ее речи и попробовал внушить себе, что любой звук в природе можно представить священной вибрацией «Ом». В итоге понял, что любой, кроме этого. Он все ждал, когда она заговорит о переводе, но она не стала затрагивать эту тему. Похоже сам факт, что ей удалось поставить дело под контроль Вайруса, а значит под свой собственный, ее успокоил и она решила не расходовать радикальные варианты. Как, вспомнил Рейни, делала одна французская королева, которая держала всех врагов при себе, чтобы можно было во-время угостить ядом…

– Но меня назначили к вам, – повторила девушка.

– Но мне об этом сообщить забыли, потому ничем не могу помочь.

Рейни повернулся к компьютеру и наконец занялся делом. После некоторой паузы ее каблучки мягко застучали по ковролину прочь от его кубика и затихли в отдалении.

– Похоже тебя хотят назначить педофи… тьфу, педагогом, – громким шепотом сообщил Бек, выглядывая из соседнего кубика.

– Я очень надеюсь, что ты по дружески этого не допустишь! И будешь свидетелем, как я честно отбивался изо всех сил.

– Свидетелем?! Обязательно приду посмотреть! О! Осторожно, они идут! Буль-буль-буль!

Карл нырнул за перегородку, оставив только руку словно перископ подводной лодки, который «огляделся» и тоже «ушел на погружение».

Двейн улыбнулся и снова уперся глазами в файл.

– Агент Рейни, – сладенько пропела Барби, стукнув в стену его кубика, – Я прошу прощения, что забыла вам сказать… Попросить…

Старушка стояла в сопровождении девушки.

– Попросить вас поработать с Немзис Невилл, нашей новой практиканткой. Поручить ей интересную работу и проконтролировать ее выполнение. Ну все такое. Пока вы временно на этой… э… чрезвычайно важной задаче, вам нужна техническая помощь, а Немзис нужен практический опыт и руководство опытного агента…

– Я бы предпочел Стивена, – сказал Рейни.

– Стивен Трешер сейчас работает с другим куратором, – ответила Барби неуверенно.

– Правда? – картинно удивился Рейни поднимая телефонную трубку и щелкая по кнопкам, – А с кем?

– А… Э… – Брейди очень не любила, когда ее ловили на лжи, которую она не проработала, – Кажется… Я не помню…

Пока она мямлила Рейни уже слушал гудки. Он помнил все телефоны наизусть, что позволяло ему набрать внутренний пятизначный номер и получить ответ практически сразу, пока Барби только намечала произнесение слова «Подожди!»

– Привет, Стивен, это Рейни. Как жизнь? – сказал он и услышал в ответ не очень членораздельные звуки. Стивен явно еще не принял лекарство, потому заикался больше обычного, – Ты не подойдешь на секундочку? – спросил он и положил трубку.

– Агент Рейни, – тон Барби стал жестким и официальным, – Я бы попросила вас… Невилл талантливая практикантка, лучшая на курсе, ей нужна практическая работа.

– Я понимаю, но все же мое согласие тоже нужно в такой ситуации. Я уже поработал с Трешером, а мисс Невилл я можно сказать вижу почти в первый раз и не знаю ее талантов.

– Вот и хорошо, у вас появляется возможность их узнать…

Вбежавший Стивен выглядел так, как будто он спал в одежде. Впрочем может быть так оно и было. Пока он заикаясь пытался сказать «Привет», Рейни успел спросить, кто его куратор и с кем он сейчас работает. Тот только сумел произвести несколько звуков и жестов, которые скорее всего означали отрицание.

– Хочешь работать со мной? – спросил Рейни.

На сей раз Стивен сумел выпалить восторженное «Да!» Брейди с замороженным лицом какое-то время стояла пытаясь справиться с напором обстоятельств, потом наконец очнулась.

– При всем желании… – начала она, явно выводя интонацией на фразу «я не могу этого позволить», но Рейни успел раньше:

– Вы же не позволите, чтобы человек с определенными трудностями испытывал дискриминацию.

Барби сразу передумала отказывать и сказала уже мягче:

– Но я все же хотела бы, чтобы Невилл… Чтобы у нее был опытный руководитель, а то она может подумать, – Барби попыталась использовать его же оружие, – что тоже является объектом… э… дискриминации… Вы же знаете как важно, чтобы э… – она явно не рисковала произносить никаких слов, намекающих на расу, – женщины… могли… э… наравне…

«Быть убитыми на посту?», подумал Рейни, но вместо этого сказал невинно улыбаясь:

– Хорошо. Трешер уже замечательно себя зарекомендовал, и Невилл будет работать под его началом. Как ты считаешь? – спросил он Стивена.

Тот густо покраснел и сделал губы трубочкой в попытке что-то сказать, но не смог. Однако это что-то явно не носило отрицательного характера.

Барби открыла и закрыла рот и наконец сказала:

– Вы готовы курировать обоих?

– Почему бы нет? – так же невинно сказал Рейни, стараясь не видеть окаменелых лиц обеих дам.

– Ну что ж, – сказала Брейди выпрямившись еще больше, хотя казалось уже некуда, – Это вполне меня устраивает. Можете сразу дать им работу. Вы уже посмотрели новые дела?

– А вы мне их уже поручили?

– Ах, я же тебя вызывала для этого! Да, я наверное отвлеклась… Зайди к Марше, возьми материалы. И можно считать, что все улажено, – сказала она и гордо удалилась.

Рейни стоял перед парой, которая смотрела на него выжидающе и напряженно. Трешер при этом радостно, а Невилл надуто. В конце концов она сказала:

– Это я его обучала многим вещам. И у нас на курсе я лучшая.

Стивен закивал. Рейни посмотрел на нее без особой симпатии и заметил:

– Однако Стивен получил интересный результат, а ты еще нет.

– Это просто… – у нее не было слов, – Ему просто повезло!

– Тогда тебе тем более придется научиться некоторым правилам дисциплины и субординации, если ты хочешь получить хороший отзыв. Или можешь попроситься к другому куратору. И вообще, жизнь жестока и несправедлива.

Последнее он добавил с печалью в голосе адресуя это Карлу, который появился в дверях кубика, не желая пропустить веселье. Практиканты обернулись посмотреть на вошедшего. Рейни спросил Стивена:

– Чем ты сейчас занимаешься? Оцифровкой?

Тот снова закивал.

– Вот тебе помощница, ты теперь инструктор. Вперед! – потом добавил глядя Невилл прямо в глаза: – И чтобы не было никаких недопониманий между нами, «девочки Обамы» для меня не являются привилегированным классом. Я на самом деле такой же черный как и ты, так что «Да, я могу».

И это было правдой. Он однажды выяснил, что некоторые сотрудники с пакистанским и индийским происхождением как и он даже при более светлой коже предпочитали записывать себя в черные, в то время как другие иногда более смуглые записывались белыми. Это как он понял зависело только от личных предпочтений. С тех пор в документах он стал «черным».

– Харе Кришна! – сказал Бек и добавил наигранно таинственным тоном обращаясь к молодежи, – и пока вот этот человек не подписал ваши бумаги и не стал официально вашим куратором, знаете ли вы, что про него в отделе идет дурная слава?

Практиканты замерли удивленно и понимая по тону, что это скорее розыгрыш, чем информация.

– Какая? – удивился сам Рейни.

– А такая, – ответил Бек еще более таинственно, – что его прежняя напарница заколдовала свое место!

– Кто? – спросил Рейни чуть подсмеиваясь, – Марта?

– О, нет! – ответил Бек сияя и поворачиваясь к студентам и поднимая вверх палец, – Агент Дубчек собственной персоной! Она его присвоила на сколько? – он повернулся к Рейни, – на черт знает сколько лет, и теперь ни один человек, который с ним работает после нее, не может удержаться в конторе даже года!

– Это… в смысле… суеверие? – промямлил Стивен.

– Нет, чистая правда!

– Так не бывает, – сказал Стивен.

Явно было, что гороскопы не входят в круг его интересов. А Невилл напротив как бы одеревенела.

– Не верите? Ну так смотрите! – радостно начал Бек, – Когда Дубчек ушла на пенсию, он начал работать с… я не буду называть его имя. Но он был ранен и вышел в отставку после одиннадцати месяцев! Что, Рейни, я не прав?

– Прав, но это же… – начал Двейн, но Карл его перебил.

– Да, да, боевые будни! Второй напарник, – он повернулся к Рейни, – что с ним произошло?

– Он получил очень хорошее предложение, – ответил тот укоризненно, – И у него все в порядке...

– А! Но его здесь нет! И он тоже ушел не доработав до года! На третий год к нему назначили ту самую Марту, которая что?

– Ушла в декрет, и что тут такого? – рассмеялся Рейни, неожиданно заметив, что оправдывается.

– Не проработав и года! – сказал Бек, – Так что видите, он заговоренный! Начнете работать с ним и долго здесь не продержитесь!

– Я не верю в суеверия, – сказал Стивен.

А Невилл как-то совсем сникла, даже чуть подалась назад и лицо ее выдавало борьбу. Рейни заметил это и внутренне ободрился. Но Стивен продолжил заикаясь:

– А можно… э… ка… ка…

– Что? – спросил Рейни.

– Какое-нибудь инте… инте… по…

– Ты хочешь какое-нибудь интересное поручение? – и в ответ на засиявшие безумием глаза Стивена ответил, – Ладно. Возьмите сериал… Не помню… Кажется CSI NY, и найдите там серию про то, как во время урагана женщина была убита как показалось сначала из огнестрельного оружия, но потом выяснилось, что пулей, поднятой с земли ураганом. И объясните мне, почему это невозможно. Причем так, чтобы я мог предъявить это как доказательство в суде.

Его подопечные впали в немой ступор, и Трешер безуспешно попробовал что-то сказать, но выглядел как рыба на берегу.

– А! Ты хочешь какой-нибудь намек!?

 Стивен энергично закивал, и Рейни перешел на загадочный шепот:

– Например: трение статическое выше, чем трение динамическое! Или…

– Не мучай детей! – перебил его Бек и продолжил, когда они повернулись к нему – Главное поставить задачу. В моей практике таких не встречалось, но думаю я бы наверное попробовал рассчитать скорость ветра, которая способна поднять с земли кусок металла определенного веса и определенной формы… Намек: это была смятая пуля, значит для простоты можно принять, что форма сферическая, а значит сечение это окружность, калибр посмотрите в кино… И придать ему скорость и момент такие, чтобы он мог пролететь нужное расстояние и пробить тело определенной плотности и проникнуть на определенную глубину (скажем 5-6 дюймов). При этом помните, что статическое трение (то есть если предмет лежит на земле неподвижно) выше трения динамического (в случае если предмет уже двигается). Это-то вы уже проходили? Физику вам давали?

И когда Стивен снова закивал Бек закончил:

– Ну значит формулу найдете. И когда вы все это просчитаете, то выясните, что скорее всего скорость ветра была бы... каких на этой планете не бывает. И смерть случилась бы от того, что… скажем… на нее упала стена дома. И может и несколько соседних домов в придачу.

Стивен явно просиял и глаза его загорелись.

– А в какой серии? – неожиданно четко спросил он.

– Вот ты мне это и скажешь, – ответил Рейни.

– А я видел в одной серии, – вдруг быстро затараторил Стивен, – как человека сбросили из космоса, и он упал на землю, хотя по идее должен был с… с… сгореть в верхних слоях…

– Все! Отправляйтесь! – перебил его Рейни.

– Даже железные метеориты сгорают… – слышалось уже в отдалении адресованное к Невилл, – А в другой… а в другой…

– Вообще-то ты меня перебил, – тихо сказал Рейни Беку глядя на удаляющуюся пару, – Я хотел добавить: «или рассмотрите начальную скорости пули и можно ли создать такую скорость без ствола и пороха одним только ветром…» Но ты их послал дальним путем, и это хорошо.

Бек рассмеялся.

– Принимаются ставки, – продолжил Рейни, – час или два? Как долго я буду свободен?

– Думаю день или два. Как минимум.

– Неужели?!

– Точно. Час это только фильм посмотреть. А еще несколько часов, чтобы его найти. И они будут отвлекаться и смотреть каждую серию и искать ошибки в каждой. Так что несколько дней свободы!

– Ну что ж, это было бы совсем неплохо!

Рейни кивнул, вздохнул и пошел к секретарю за новой порцией бюрократии.

Он вернулся с папками и бросил их под стол, вошел в систему и «принял» дела электронно, а потом пошел наконец налить себе кофе. Вернулся, сел и только собрался положить ноги на стол, как вдруг что-то из впечатлений последних секунд его зацепило. Он вспомнил, как проходя мимо кубика Карла заметил некоторое напряжение в его позе. Он бесшумно переставил бокал с кофе к той стенке, за которой сидел Бек. Как раз во-время. Потому что в ту же секунду через перегородку перелетела книжка «Private India» в мягкой обложке и шлепнулась как раз на то место, где только что стоял бокал.

– Читал, не интересно, – сказал Рейни победно улыбаясь и бросил книжку обратно через перегородку, прикидывая, куда в этот момент отодвинулся Карл, чтобы попасть по голове. Не попал, так как тот похоже ждал и судя по звуку поймал книжку на лету.

– А потому, – Бек улыбался уже входя в его кубик и отыскивая глазами бокал кофе, чтобы попасть в следующий раз, – что там как раз правда жизни. Индус, а пьет как ирландец. Все в точку. Да, еще и память хорошая.

– Гад ты все-таки, – сказал Рейни улыбаясь, – К тому же я не пью.

– Но всегда хо-о-очешь! – завывая прошептал Бек делая страшные глаза.

– Это ты по себе знаешь? – улыбнулся Рейни.



Вернуться в оглавление




Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 07:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios