yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Глава 23. Лайза

Двейн Рейни. 9 Марта

– Доктор Пинкофф, добрый день. Мы договаривались о встрече, – сказал Рейни входя мимо роскошного бюста секретарши.

Сквозь белую тонкую блузку были видны все детали кружевного шедевра из богатого магазина белья и совершенные формы внутри оного. Ничего больше Рейни не заметил, за что себя мельком упрекнул.

Накануне он позвонил в контору и попросил еще день отгула, потом провел обширный поиск в сети. Он чувствовал себя несколько виноватым перед Карлом, но ничего не мог с собой поделать. Все, что он мог обнаружить, оказалось в двух часах езды, в Пенсильвании. Он сделал несколько звонков, и рано утром был уже в дороге.

Доктор Пинкофф шестнадцать лет назад был красив и представителен. Теперь же он был само величие. Главный врач госпиталя имел все еще темные волосы с элегантной проседью и вполне подтянутую фигуру. Видно было, что он тщательно следил за собой. Выглядел он как… голливудский персонаж главного врача госпиталя.

– Да, входите пожалуйста, – Тон был официален и чуть отстранен, – Хотя я совершенно не представляю, чем могу быть полезен. И потом, как вам объяснили, у меня назначено важное совещание через полчаса.

– Я очень надеюсь не задержать вас дольше.

– Кофе? Чай? Напитки?

– Кофе, спасибо, – сказал Рейни.

Доктор сказал несколько слов в динамик и вскоре секретарша вкатила столик с фарфоровым набором.

Теперь у Рейни был шанс наверстать упущенное. Она была очаровательная шатенка с короткой стрижкой и фигурой для подиума. Белая блузка, черная юбка, алые туфли на каблуках стилетах. Заметила повышенное внимание визитера, чарующе улыбнулась.

– Итак? – голосом доктор намечал осторожное раздражение.

– Я думаю, вам хочется обсудить этот вопрос наедине, – невинно заметил Рейни, продолжая наслаждаться видом.

– Элис, – доктор жестом отправил ее вон.

– Конечно, доктор, – сказала она глубоким голосом, который срезонировал у Рейни где-то в низу живота.

Он непроизвольно чуть подался вперед, пока она склонилась над ним вручая чашечку с фантастическим напитком. Вторую она поставила перед шефом, пользуясь возможностью продемонстрировать Рейни свою походку. Она не торопилась.

– Итак? – повторил доктор, когда они остались одни, – О чем хочет знать ФБР?

– Главным образом о ваших отношениях с медсестрой Кемпбелл.

– Что?! – чашечка жалобно звякнула по блюдцу, расплескав содержимое по дорогой полировке. С доктора слетела значительная часть его величия, – О Боже мой! Вы серьезно?! Это все было сто лет назад!

– Всего шестнадцать.

– Тем не менее! Зачем?! Почему?!.. Какой смысл все это ворошить сейчас?! – в тоне доктора вдруг отчетливо зазвучал искренний стыд.

– Я хочу знать больше о мисс Кемпбелл. И у нас практически нет близких ей людей, которые могли бы о ней рассказать.

– Зачем? Все давно ушло! Эта история…

– Возникли новые обстоятельства. Мы хотим в них разобраться.

– О! Нет! – доктор вскочил, и его голос был полон искреннего горя или даже паники, – О! Нет!

Он вдруг спохватился, подбежал к двери в прихожую и приоткрыл и закрыл ее снова. Потом подбежал к Рейни и спросил шепотом, полным ужаса:

– Вы не собираетесь открывать дело снова?! Вы не представляете, сколько мне стоило успокоить все волны и разрядить ситуацию!

– Доктор, мы не собираемся трясти вашу обитель, нам просто нужна информация. Те люди, которые ее знали, которые были близки… – ответил Рейни откинувшись в кресле и глядя на доктора снизу вверх.

– Я… никогда… Мы никогда не были близки! – шепотом кричал доктор, умоляюще согнувшись и потрясая ладонями перед лицом Рейни, – В смысле… У нас не было отношений! Это было… Это было…

Доктор поднял плечи, растопырил пальцы и устремил взгляд в пространство, видимо куда-то в свое прошлое. И не мог понять.

– Если вы меня спросите сейчас, как это получилось, я вам не смогу ответить, – он шлепнул руками в грудь, – Я не помню. Я не понимаю, что на меня тогда нашло! – Он даже ударил себя ладонью по лбу, – Просто не понимаю. Как безумие! Она была страшна как… толста как… – у доктора не было слов.

– И все-таки…

– И все таки… – голос доктора упал и погрустнел.

Он пошел к своему креслу, но вернулся с полдороги и продолжил заискивающе приложив руки к груди.

– Вы меня поймите… Как мужчина мужчину. Иногда вдруг возникает желание, и его никак не побороть. Это странно, иррационально, но это происходит! Спросите, как это случилось? и я не отвечу! Но это случилось. Словно помимо моей воли!

– Гипноз? Приворотное зелье? – улыбнулся Рейни.

Доктор раскрыл рот и застыл в озарении.

– А может и правда?

– То есть вы не помните ничего, что могло…

– Нет! Нет! Я ничего не помню! – доктор охватил голову руками и энергично забегал из угла в угол, – а все, что я помню, мне хочется скорее забыть! Человек не может изменить свое прошлое, и я… мне стыдно, что этот эпизод в нем был! И я ничего! Ничего! НИЧЕГО не помню! И не хочу!

Он снова подбежал к Рейни:

– И я умоляю, скажите, что вы не будете открывать дело заново?!

 

Через три часа Рейни сидел в крошечной серой комнате для посетителей в тюрьме округа. Старый металлический стол привинчен к полу, два стула тоже были на коротких цепях, чтобы не стать предметом летящим в голову.

Перед ним сидела Анджела Доджер, пятьдесят шесть, в прошлом работница того самого отеля, где проживала саудовская принцесса, недосчитавшаяся бриллиантов и изумрудов на несколько миллионов. Следствие вышло на воров достаточно быстро, хоть они и рассредоточились и попытались спрятаться. Но это как паутина – потянешь за одну нить, и вытягиваются остальные. Анджелу арестовали по показаниям ее подельников, которым хотелось скостить срок и они заключали сделки со следствием и доносили на соучастников. Но драгоценностей у нее тогда не нашли, и тогда она отделалась маленьким сроком.

Она молчала и жевала жвачку. Мешки под глазами и цвет ее кожи показывали, что исправительная колония имеет достаточно хорошие нелегальные поставки алкоголя и сигарет. И наверное других субстанций, кроме пожалуй шампуня. Волосы Доджер напоминали старую паклю.

– У вас нет никаких причин утаивать эту информацию. Вы уже отсидели тот срок, за это вас не посадят. А сидеть новый срок вам еще долго. Почему не помочь следствию?

– А что мне с того будет, если я скажу? – спросила Доджер сиплым голосом.

– А что ты хочешь?

– Ну скостить… понятно…

– Много не получится, – Рейни не мог обещать, так как Анджела «мотала» уже третий срок, причем теперь за содействие вооруженному грабежу, – Смертельный исход, другие правила.

– Ну и вали отсюда, – Доджер откинулась на стуле.

Но Рейни чарующе улыбнулся:

– Роскошные изумрудные серьги и колье, – сказал он вкрадчиво, – это же была твоя доля? Кто их купил? Разве тебе не обидно, что он сейчас на свободе, а драгоценности снова носит принцесса, у которой и так всего завались?

– Как носит? Их нашли? – удивилась Анджела, – Нет, не может быть… Я искала!

Вся ее показная невозмутимость слетела.

– Искала где? Где ты их прятала?

– Искала… – глаза Анджелы забегали, – где надо...

– То есть это не канал, а тайник? Кто-то взял?

Тогда следствие обыскало все места обитания и тайники банды, но долю Анджелы так и не нашли.

– Скости срок. Ну хоть полгода!

– Я постараюсь. Но обещать не могу. Говори.

– Ничего не было! Никакого канала, никакого тайника! – воскликнула Доджер в досаде. Видно было, что она уже не хотела держать этой тайны, – Мы тогда разбегались как крысы, все в разные стороны. За мной уже ехали по пятам, а у меня в кармане этот пакет, чтоб его! Я уже готова была его выбросить в окно, в мусор! В стоковую дырку! Куда угодно, чтобы только с рук долой! Я в торговый центр на парковку, они за мной, а тут блин машина с приоткрытым окном. Я туда и бросила. И убежала. Номер только запомнила, хотела найти потом. А тут меня и арестовали.

– Какая марка машины? Какой номер?           

– Тойота королла, серая, старая, – Доджер назвала номер, – Мне тогда небольшой срок дали, а когда вернулась, я искала машину… Нашла, друг помог. Не спрашивай кто. Но хозяин ничего не знал. Купил машину недавно у дилера, кто был прежний владелец не знал. Дилера уже не нашли, уехал. Концы в воду. Говоришь, камни нашли? – Анджела грязно выругалась, – А кто хоть нашел?

– Медсестра одна, это была ее машина.

– А как зовут?

– Не важно. Ее уже нет в живых.

– Ну это точно не моя работа.

– Я знаю, – сказал Рейни и поднялся, – Спасибо за информацию.

– Ну хоть сколько-то можно мне скостить за нее? – спросила Анджела.

– Я поговорю с твоим куратором.


Вернуться в оглавление



Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 07:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios