yeshe: (Default)
[personal profile] yeshe

Глава 19. Собрание

Двейн Рейни. 5 Марта

– Ладно, ладно, давайте сделаем это на общем собрании, – примирительно сказала Дубчек и добавила повернувшись к Рейни, – нам все равно уже нужна помощь команды.

Брейди любила большие собрания. Она могла изображать начальника при большом скоплении народа и в присутствии еще более высокого начальства в лице шефа Эда Ланкастера. И теперь она заметно трепетала. На Джину она смотрела как на возможный источник неизвестных проблем, потому очень боялась как бы чего… Но контролировать агента Дубчек было просто невозможно, потому приходилось делать вид, что все так и спланировано.

В своем огромном сером свитере и вечных джинсах Дубчек вышла к большой доске и начала развешивать фотографии и другие материалы, а Брейди с ее командами она просто не слышала. Аудитория, которая к тому времени состояла уже из около двух дюжин человек тихо подсмеивалась.

Джина разделила фломастером доску на два сектора, в один повесила на магнитах фотографии двух мужчин и Берга, в другой – трех девушек и доктора Хорсшу. Потом отдельно фоторобот дилера из дела Берга и фотографию Джонни Деппа.

Аудитория вполне ожидаемо возликовала:

– О! Я знаю этого парня!

– А что можно арестовывать?

– Давайте застрелим его при задержании!

– Ну что ты, так нельзя. Только при оказании сопротивления!

– Он у меня точно будет сопротивляться!

Барби покраснела в тех местах, где не была покрыта слоем пудры. Она пыталась шикать, но когда это не помогло, начала приказывать, срываясь на визгливые нотки. Дубчек смотрела на зал с высоты своего роста слегка оскалившись, потом рыкнула командным голосом:

– Р-р-р-разговорчики!

Зал в целом замолчал, но тихие смешки еще летали. И конечно галерка шепотом переговаривалась на тему, что еще можно сделать при задержании. Присутствующие дамы старались делать вид, что они не слышат, чтобы им не надо было придумывать, как на это реагировать.

 – Итак… – начала Дубчек, – у нас есть пять жертв; три случая объединены одним ДНК. «МО» разные, но есть роспись. По крайней мере очень похоже на то. Два человека подозревались в этих преступлениях, потом пропадали без вести при странных обстоятельствах, что могло быть частью росписи. И дела были закрыты.

– Что тоже могло быть частью росписи, – пошутил кто-то из зала.

Дубчек прибила шутника взглядом и продолжила:

– Теперь мы открываем эти дела заново, и похоже, что подозреваемые тоже являются жертвами, и есть мнение, что их уже нет в живых…

Она сделала паузу.

– И возможно даже один агент ФБР тоже является жертвой, – Она повесила фотографию Марселя на стенд с жертвами первого случая, – И преступник все еще на свободе…

Смешки исчезли. Все теперь были очень внимательны.

Дубчек рассказывала, вешала на табло новые и новые документы, потом они перемещали материалы то так, то этак, чтобы было удобнее понять их связь и роль каждого персонажа в случае. Наконец она замолчала. Все молчали тоже, пытаясь осмыслить.

– По моим ощущениям, – начал Рейни поднимаясь, – преступление построено в обоих случаях по схеме, где сначала выбирается жертва первого уровня, – и он показал на профессора, потом на коммерсанта, – Это то, что ему нужно. Это его подпись. Потом выбираются жертвы второго уровня и МО…

– А можно вопрос? – Стивен робко приподнялся со своего места и сразу испугался, когда все разом повернулись к нему. Его уши запылали алыми огнями. Он уже пожалел, что спросил, и начал медленно опускаться на свое место.

– Да, говори, не стесняйся, – сказал Рейни.

– МО это Модус Операнди, то есть образ действия, а что такое подпись? Нам еще не рассказывали…

– Рассказывали, – громким шепотом сказала темнокожая худенькая практикантка.

– Ты прав, – ответил Рейни, – МО это то, как преступник действует, какие методы, какие действия выбирает, чтобы достичь цели. Часто они повторяются, но не всегда, как в нашем случае. Роспись это то, что он хочет получить, это его цель, потребность. Это то, за чем он вообще пришел и чего добивается. Этого он изменить не может.

Рейни задумался и замолчал, глядя на фотографии.

– И что нужно от этой жертвы преступнику мы не знаем. Но что-то, ради чего все это затевается. Преступник следит за жертвой достаточно долго. Год, два… Входит в контакт. Вникает в подробности жизни, находит безопасные точки соприкосновения, намечает круг жертв второго уровня. Причем первая или первые жертвы подбираются почти или совсем случайно. И лишь в последнем случае серии будет поставлен указатель со стрелкой, направленной на главный персонаж, за которым идет охота. Преступник терпелив, умеет ждать. Временные рамки его не ограничивают, то есть это не внутренний драйв, не потребность разрядки в виде убийства или насилия, а задача, относящаяся к персоне, вокруг которой выстраивается сценарий. Такого я еще не видел, и мне не понятно очень многое…

– То есть преступник подставляет жертву? – спросил кто-то, – а почему несколько убийств? Можно же было обойтись одним?

Все замолчали глядя на доску, словно на ней где-то был ответ на этот вопрос.

– Я думаю, – наконец сказал Рейни, – хотя бы в качестве первой версии, потому, что для одного убийства нужен мотив. Не доказан мотив, остальное может быть только обстоятельства. И потому у защиты очень сильная позиция. А для серийного преступления практически мотив не нужен…

– А почему он не может просто похитить человека? Без этих сложностей? – спросил кто-то.

– Хороший вопрос! – прогудела Дубчек, – Я уже сломала голову пытаясь понять, почему. И еще зачем!

– Чтобы они для него в казино играли! – сказал кто-то с заднего ряда.

– Разве что… – мрачно отозвалась Джина.

– Нет, – подхватил кто-то, – Это было бы слишком известно!

– В русскую рулетку где-нибудь в Азии… – ответил третий.

– Почему в рулетку? – сказал Бек, поворачиваясь в сторону галерки, – Предсказание в биржевых играх это крутой бизнес. Математические гении?

– Коммерсант еще куда ни шло, – ответил Рейни, – но профессор занимался литературой, не математикой.

– И играл на бирже, – пожал плечами Бек, – Хорошо играл! Это не каждый может.

– А что, – отозвался еще кто-то из зала, – я знаю такого мужика, который часто выигрывает в покер. Живет на очень нехилые деньги!

– Это что, я знаю такого, который выигрывает в рулетку! – ответил другой.

– Что, опять шляетесь по казино? – прогремела Дубчек, в собрание достоинств которой такт никогда не входил. Все сразу невольно посмотрели на шутников, которые теперь не знали куда деваться.

Ситуацию разрядил или наоборот усугубил Рейни, обратившись к последнему:

– Спенсер, где? Кто? Говори.

Но тот уже понял, что сболтнул лишнего и не хотел больше внимания. Он только пожал плечами.

– Зачем? – в тоне нравоучения начала Дубчек, нависая над Рейни, – Что это даст?

– Не знаю, – ответил тот, – Мы просто трясем…

– Каждое дерево, – подхватил зал, и Дентон добавил басом: – А потом долго отмываемся…

Кто-то заметил:

– Ты лучше переворачивай камни.

– Причем все, – подхватил Дентон.

– Спенсер! – настаивал Рейни.

– Так! – перебила Дубчек, – Хватит! Никаких волшебных бобов! Нас это не интересует! Давайте лучше рассмотрим...

И разговор покатился дальше. Он кипел вопросами, предложениями и гипотезами. Рейни сначала слушал, потом устал, оставил Джину у доски и задумчиво сел рядом с Беком. Тот слегка толкнул его локтем в бок.

– Что?

– Близко посаженные глаза! – многозначительным шепотом сказал тот, снимая очки, показывая на свою переносицу с тонким шрамом и глядя в упор насмешливым взглядом, – Высокий, худой. Это наверное я!

– Не беспокойся, я тебя уже посчитал, – так же шепотом ответил Рейни. Это была их давняя игра, – Не годишься.

– Почему? – тихо возмутился Бек, – Очень даже гожусь. Рост, вес. Все в точку. Ну и черный парик.

– Уши не проколоты. Шрам на переносице. Очень заметно. Скорее всего профессор бы запомнил.

– Шрам можно замазать. А уши… сейчас даже потерянную девственность зашивают обратно!

Дубчек у доски в это время строила планы возможных действий, но Рейни уже понял, что все эти планы обречены на провал, потому отрешился и пришел в себя только когда поднялся Томас Грей, седой ветеран с побитым оспой лицом:

– Почему вы считаете Марселя жертвой этого Призрака? Если мне не изменяет память, то… я уж прошу прощения, думаю за давностью лет это никого не заденет, но неофициальная версия была, что это самоубийство?

Джина поставила кулаки на стол и наклонилась вперед в задумчивости и медленно сказала:

– Проблема в том, что есть люди, которые верят, что это не было самоубийство. Он опасался за свою жизнь и даже предупреждал о своей возможной гибели.

– Дубчек, – Грей медленно вышел вперед и остановился перед ней, засунув руки в карманы и покачиваясь с носков на пятки, – Мы с тобой старые волкодавы; я тебя глубоко уважаю, потому говорю, человек имеет право устать и уйти с достоинством.

– А если его принудили? Мало ли способов!

Грей покачал головой, сжав рот в тонкую щель.

– Мы с ним были друзья по академии, потом работали вместе много лет. Когда это случилось, я туда ездил. Я говорил с его женой… то есть вдовой, с дочерями, с напарником. Со всеми! Я осмотрел все, место, тело…

– И что? Ты экстрасенс? Ты точно знаешь, что случилось?

– Джина, мы с тобой работали таких ублюдков, что бывает понимаешь, однажды могут прийти и за тобой, и за твоими близкими, – он повернулся к аудитории, – Но просто убить это значит новое расследование. А принудить к самоубийству или инсценировать, значит есть надежда, что все будет шито-крыто и никакого продолжения. И много лет назад мы как-то говорили на эту тему. Как оставить знак? Что-то вроде «Ролло Томазо». В общем есть у нас свои знаки, чтобы предупредить. И я не нашел ни одного.

– Например?

– Например, сделать что-то абсурдное, не к месту… Дрю, помнишь? – он повернулся к своему напарнику, – Дин засунул зажигалку в горшок с цветком.

– Да, – отозвался тот, – помню. Мы тогда раскопали этот случай.

– А если потребовали написать записку и он написал, – продолжил Грей, – то это значит, что «они меня сделали и другого выхода у меня нет». Мы понимаем, что не всегда это возможно, и надо смотреть, но все же…

– Записка была, – сказала Дубчек.

В зале повисло пульсирующее молчание.

– Что? – наконец осознал Грей, – Что?! Записки не было! Я говорил со следователями. Сам лично! С женой! С напарником!

– Его напарник, – сказала Джина выпрямляясь в полный рост, – бросил в мусор его работу. Всю работу его последних лет по Призраку. А записку нашел другой человек, который…

– Сара… – тихо сказал Грей.

Дубчек кивнула. Грей какое-то время стоял и смотрел сначала на нее, потом в пол и наконец сказал:

– Она хотела поговорить… А я так ее ненавидел… – Потом тихо спросил: – И все его материалы пропали?

– Нет. Она сохранила, – ответила Дубчек вынимая из своего чемодана и открывая толстую папку.

Грей долго стоял и тяжело дыша смотрел на листок бумаги в пластике. Несколько человек включая шефа, тоже подошли посмотреть.

– В общем, это дело теперь мое, – сказал наконец Грей, – И его работа, и его смерть. Его убийство.

– Ты не можешь работать один. Если такой профи как Деври… – Дубчек распоряжалась не замечая попыток Брейди обратить на себя внимание.

– Да, – неожиданно включился шеф Ланкастер, – Ты не можешь один…

И оглянулся на Барби, чтобы соблюсти уважение и не делать вид, что он распоряжается в ее отделе:

– Это в виде рекомендации, если вы не возражаете, Барбара.

Та встала и прокашлялась сжала губки в гримасу оскорбленной невинности и дребезжа произнесла в сторону Томаса, но не глядя на него:

– Агент Грей, исходя из того, что вы сказали, видно, что ваше личное отношение к ситуации уже повлияло негативно.

«Умп» еле слышно пролетело через аудиторию. Почти каждый присутствующий чуть наклонился вперед словно приняв кулак в живот. Было ощущение, словно старый опытный боксер пропустил удар отстойного лузера. В данном случае она оказалась права, и от этого было втройне обидно.

– И я не думаю, – продолжала Барби, – что при такой персональной вовлеченности может получиться объективное расследование.

Грей заметно скорчился и сник.

– Я смогу лучше понять его записи, – тихо сказал он, – У нас были схожие методы, обозначения… Мы друг друга очень хорошо знали.

– Это положительный фактор несомненно, и это было бы полезно. Но все же я бы предпочла, чтобы следствие вел кто-то другой, кто мог бы быть более объективен. Кто-нибудь не настолько вовлеченный персонально. Потому я бы предпочла, чтобы следствие вел агент Бейли Вайрус как опытный начальник следственной группы.

Зал еле слышно выдохнул «Ыгх-х-х». Вайрус был каждой дырке затычка, собиратель сплетен, персональный любимчик и продвиженец Барби, доносчик, которого ненавидели все, включая шефа Ланкастера. Сам Вайрус напротив просиял, выпрямился в кресле и расправил плечи. Ему было под пятьдесят, он был высокий, полный с пышной темной прической и густыми усами. Картину дополняли неестественно розовые губы и красные пятна на белых щеках.

Барби продолжила:

– И мне не нравится идея отрывать столько сил подразделения и перебрасывать на старое дело, которое имеет очень малый потенциал быть раскрытым. Что если ваш Призрак залег на дно, как Зодиак-убийца? Если он больше не активен, или просто умер, то у нас практически нет никаких шансов его найти.

Она изобразила работу мысли на лице. Ей не удалось, но она об этом не знала.

– Я смогу однако дать этому делу больший ход если будут найдены реальные следы и хорошая рабочая гипотеза, или появятся признаки новой активности вашего Призрака. В противном случае, я не могу отвлекать большие силы на эту работу. Потому агент Дубчек, вы можете поехать вместе с Бейли в качестве напарника в этой задаче и посмотреть, насколько эти дела связаны, и есть ли реальный выход на преступника, если таковой не плод вашей фантазии, – она помолчала и добавила, – И вы будете старшим и пока единственным агентом работающим по делу профессора Хорсшу, поскольку вы вели его в прошлом и знаете материалы. Вам в помощь могу назначить только кого-то из наших практикантов: Немзис Невилл, – она показала на темнокожую студентку, – и прекрасно себя зарекомендовавшего Стивена Трешера.

– Что? – вырвалось синхронно у Рейни и Дубчек.

– А агент Рейни будет конечно вам помогать, но только после того, как он выполнит свою текущую задачу.

– Работай, Синдирелла, – тихо хихикнул кто-то сзади, – Ночь большая…

Барби села за стол, прямая как сосиска, и стала передвигать предметы перед собой – чистый листочек бумаги направо, бутылочку воды налево. Подумала, куда положить карандаш и опустила его на листок бумаги. У нее был вид обиженного ребенка.

Наступила гробовая тишина, все затаив дыхание смотрели на Дубчек, которая медленно набирала в грудь воздух. Потом так же медленно его выпустила, повращав плечами вверх-вниз, словно разминаясь перед упражнениями, медленно подошла к столу, где восседали Барби и шеф и медленно поставила кулаки на стол. Она знала, что похожа на Кинг Конга и не боялась это использовать.

– Вы хотите забрать одного из главных экспертов в расследовании? – спросила она голосом уходящим в инфразвук и медленно надвигаясь на начальницу и глядя ей прямо в глаза, – Одного из всего двух, кто знает случай в деталях? Одного из тех, которым вы постоянно ставили палки в колеса, мешая расследованию…

Барби становилась все ниже и чуть-чуть стала отодвигаться в сторону шефа. Потом она вскочила.

– Прекратите! – воскликнула она визгливо и отскочила на относительно безопасное расстояние, – Что вы себе позволяете?!

Рейни сидел в немом восхищении и еле удерживался, чтобы не начать аплодировать.

– Это моя девочка! – прошептал он Карлу, – В грязи! Я хочу это видеть в грязи!

– Фи! Не эстетично! Лучше в макаронах, – мечтательно прошептал в ответ Бек, – еще лучше в шоколадном ликере. Я бы даже облизал.

– Текущую задачу Рейни, – продолжала Дубчек, глядя на Барби, но поворачиваясь уже больше в сторону шефа Ланкастера, – вполне можно передать Вайрусу, он как раз любит крючкотворство и бумажки. А Рейни работает со мной. Мы команда!

Последнее было адресовано уже напрямую шефу, и ему тоже пришлось подняться. И не просто подняться, а выпрямиться во весь рост, чтобы встретить взгляд в упор. Все равно снизу вверх.

Он вздохнул. Разрулить ситуацию дипломатично не получалось.

– Ко мне в кабинет, – сказал он четко, – Сейчас. И, Барбара, можно вас тоже попросить?

 


Вернуться в оглавление


 

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 01:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios