May. 1st, 2016

yeshe: (Default)

Глава 91. Арестованный

Двейн Рейни. 30 октября

Это было словно дежавю, словно состояние, которое он уже однажды переживал, но судьба решила его повторить. Впрочем нет, раньше его интересовал профессор; теперь он уже охотился на охотника.

Вместе с шефом, Дубчек, Брейди и Кардоси они стояли перед экранами, на которых была видна комната, где за столом сидел человек, на которого по мановению судьбы упало внимание Призрака.

Парень был невысокий, бледный и худой и прической, вернее ее отсутствием, напоминал Стивена. Он одет был в линялую джинсовую куртку, под ней виднелась голубая футболка. Сжав руки в наручниках в кулаки и положив их на стол, он сидел неподвижно и закрыв глаза, хотя брови его иногда вздрагивали, как будто он думал о чем-то неприятном или испытывал боль. Кулаки его тоже чуть подрагивали в напряжении. Потом он вообще сцепил руки, и костяшки его пальцев побелели, дыхание становилось чаще, и сам он еле заметно раскачивался, словно на него положили тяжелый груз и он пытался его держать.

Все это выглядело странно и неестественно, и Рейни не знал, как это интерпретировать. Тогда он просто взял папку с материалами и вошел в комнату. Агент Дубчек вошла следом.

– Ну что ж, давайте знакомиться, – сказал Рейни, расстегнув наручники подозреваемого, потом усаживаясь за стол и выкладывая перед собой папку, – Меня зовут Рейни. Агент Рейни. А вы…

Он сделал паузу, чтобы дать возможность арестованному ее заполнить. Тот по прежнему молчал. На мгновение он открыл глаза, взглянул на него и снова закрыл.

– А вас зовут Маркус Левин, – сказал Рейни, когда молчание затянулось.

Арестованный сидел прямо и напряженно, и глаза по-прежнему были закрыты. Напряжение было во всей позе и в лице; было видно, что он иногда стискивает зубы. Рейни чувствовал себя лишним. Как будто сейчас что-то происходит, а он не знает, что именно, и потому мешает. Это было неприятное ощущение.

– Мистер Левин, – начал он снова, но арестованный только еле заметно покачал головой, явно отказываясь общаться.

– Постарайтесь понять, – снова начал Рейни, но тут его телефон ожил.

Это был шеф:

– Рейни, тут звонок с проходной. Бианка Вайн, адво…

– Это мой адвокат, – сказал арестованный открывая глаза, хотя Рейни был абсолютно уверен, что тот ничего не мог слышать в его телефоне, – я буду говорить только в ее присутствии.

Агент Рейни вздохнул и попросил Джину встретить и эскортировать визитера. С порога адвокат заявила:

– У вас нет никаких причин задерживать моего клиента!

– Мэм, – прогудела агент Дубчек вдвигаясь следом, – его обвиняют в убийстве. Как минимум в одном, а может и в четырех.

– Да ну?! – картинно удивилась Бианка, садясь рядом с арестованным, – И какие же доказательства? У вас есть оружие? Желательно с его отпечатками пальцев.

Парень внезапно взял ее за руку и сразу отпустил, но она похоже даже не заметила, занятая разговором. И это выглядело вовсе не как рукопожатие.

– Мэм… – начала Дубчек.

– Нет у вас оружия! – перебила Бианка, – Зато у вас есть несколько похожих случаев, когда человека подставляли. Несколько! Как минимум три! Человека арестовывали, обвиняли в убийстве, начинали процесс, а он оказывался невиновным!

– И откуда вы это знаете?! – спросила агент Дубчек, грозно надвигаясь на адвоката, но миссис Вайн была не робкого десятка.

– Вы же не думаете, что я буду называть вам мои источники? – сказала она кокетливо.

– Детка, ты играешь с огнем…

– Я вам не детка, – отрезала адвокат, – Я настаиваю на объективном рассмотрении. Были ли такие дела? Айзек Берг? Джон Хорсшу? Лайза Кемпбелл? Было?

– Никто еще не доказал, что они были невиновны…

– Никто не доказал обратного! – воскликнула Бианка, – И у нас кстати по закону презумпция невиновности. И признайтесь, вы же на самом деле знаете, что они никого не убивали. Вы ищете другого человека, которого называете Призрак!

– Мэм, – прорычала агент Дубчек, – вы немедленно назовете нам свои источники инфор…

– То есть вы знаете, что я невиновен, – внезапно ожил подозреваемый, – И знаете, что моя жена сейчас в госпитале. И знаете, что она умирает, и вы все же держите меня здесь…

– Черт возьми, мальчик, – агент Дубчек использовала всю мощь своего голоса, – ты не понимаешь, с кем ты имеешь дело! Он похищает людей под носом у полиции!

– Нет, – ответил Маркус, поворачиваясь к Рейни как к более разумной силе, – Он использует полицию, чтобы похитить людей.

– Откуда ты знаешь? – спросил Рейни, но голос агента Дубчек был куда громче.

– Тем более! – воскликнула она, но Левин перебил:

– Я не убегу, вы же понимаете, – он продолжал говорить это агенту Рейни.

– Я понимаю, – ответил тот, – Мы не этого боимся. Мы боимся, что ты исчезнешь, как твои предшественники. Возможно не по своей воле.

– Ему нужны мои связанные руки. Если я свободен, то этого… надеюсь… не случится.

– Но шансы есть? – спросил Рейни.

– Есть. Но их меньше, когда я свободен.

– Черт возьми… – сказал агент Рейни, – Черт возьми…

Он встал, отвернулся от стола, глубоко вдохнул и поднял взгляд напрямую в видео-камеру.

– Моя жена умирает, – сказал Маркус напряженно глядя в его спину, – Сейчас.

Агент Рейни внезапно повернулся и сказал:

– Ты не можешь этого знать!

– У нее рак в последней стадии. Ей внезапно стало хуже. Сильно хуже! Они решили делать кесарево, и она может не выжить! И ребенок… он тоже… может не выжить, он сильно недоношенный… – дыхание его перехватило, и он замолчал, с напряжением выдохнул и тихо добавил, – пожалуйста…

– Если ты мне расскажешь. Как можно больше!

– Пожалуйста, – повторил тот еще тише, словно не слышал.

– Пошли, – не выдержал Рейни, и чувствуя себя последним идиотом под потрясенным взглядом агента Дубчек и не менее потрясенными, он был в этом уверен, взорами начальства, – Но мы будем рядом. И вокруг будут люди… Чтобы защитить тебя. Если что.

– Если что, они не защитят, – сказал тот очень тихо, и Рейни понял, что так оно и есть.

Адвоката они потеряли где-то по дороге. На выходе из конторы к ним присоединились несколько человек, явно поднятые шефом по тревоге, а на середине пути до госпиталя их догнали еще несколько машин. Одна с мигалкой пошла впереди, в результате они добрались относительно быстро. По дороге Рейни получил звонок от шефа, и тот сказал только четыре слова: «Упустишь – это на тебе». Рейни ответил только одним: «Знаю».

Они вошли, или даже скорее ворвались в госпиталь, сопровождаемые не менее чем десятком человек, и через несколько минут стремительной почти пробежки по коридорам входили в комнату ожидания как раз в то время, когда двери операционной открылись.

Кроме Маркуса к доктору подошли еще двое – старик и женщина. Рейни остался в дверях и не слышал, что они говорили, но это и так было понятно. Вид у доктора был мрачный, и в общем Рейни был рад, что он не слышит. Наблюдать сцену человеческого горя и отчаяния не самое приятное занятие. Он чувствовал себя последним негодяем. Хотя он был всего лишь последним элементом в цепочке чиновников, однако от этого было не легче. Потому он просто занялся делом. Он оставил охрану, вышел и занялся организацией наблюдения, изучением помещения, коридоров, всех возможных входов и выходов, камер и прочих систем безопасности, время от времени пересекаясь с очень мрачной Джиной и стараясь не встречаться с ней глазами. Показывая удостоверение там и сям он проверил план размещения камер видеонаблюдения госпиталя. Когда он вернулся, ему доложили, что Маркус Левин сейчас в операционной вместе с семьей; им разрешили войти и попрощаться – с женщиной и ребенком, мальчиком. Джина стояла под дверью как немой страж.

Девочка выжила. Ее перевели в реанимацию…

 

– Вы с ними? – тихо спросила медсестра, подойдя к нему в коридоре. Она выглядела очень усталой.

– Можно сказать да, – ответил Рейни, – А что?

– Вот фото… – ответила она смутившись и протягивая ему сотовый, – Я подумала… Когда он был еще жив… Мальчик… – она печально вздохнула.

Он взял телефон и увидел фото младенца с чуть приоткрытыми глазами.

– А это девочка, – она перелистнула и открыла другой снимок, – Она жива. У нее все относительно хорошо. Насколько это возможно учитывая ситуацию. Просто фото… Если это важно…

– Это важно, – тихо ответил Рейни, – А что это?

– А? Что? Где? – спросила она не понимая.

– Вот. Царапина. У нее на лбу.

– А… Да… Странно… Откуда? Я и не заметила… Если дадите телефон, я вам перешлю…

Он дал свой номер, и медсестра переслала ему снимки.

 

Вечером в тишине госпиталя Рейни сидел и думал, насколько система пропитывает сознание. И чем собственно Алекс Загоров хуже? Скажи «Харе Кришна», и Алекс говорит. «Отдайте ваши телефоны», приказывает Барби, и он отдает. Кому-то говорят: «Вы арестованы», и человек протягивает руки в наручники. Впрочем последнее – это уже закон выживания. Любое другое действие чревато. Но все это привычный круг вещей. Даже если появляется мысль не подчиниться, то все равно потом срабатывает механизм внутри сознания, и… Так проще жить. Так безопаснее. На автомате, не задумываясь…

Он бродил по коридорам между двумя помещениями. Заглядывая в комнату морга он видел старика и женщину рядом с двумя телами, одно из них было крошечным. Заглядывая в реанимационную он видел за стеклянной стеной Маркуса Левина рядом с колпаком, под которым лежала крошечная девочка. Ходил по коридорам, думал, вспоминал, пытался придумать, что же делать… И не мог…

Вечером раздался звонок на сотовый.

– Ну что там? – спросил шеф.

– В каком смысле? – ответил Рейни.

– В смысле, что он рассказал?

– У него умерли жена и ребенок, – сказал Рейни устало.

– То есть ты с ним даже еще не говорил.

– Нет.

– Тебе нужны еще трупы? – спросил шеф с нажимом после некоторого молчания, – Ты сам настаивал, что Призрак действует и все такое. А он важный свидетель. Единственный. Вези его обратно в контору.

Рейни хотелось бросить телефон об пол.

Он пошел обратно к реанимации, около которой стояли охранник и агент Дубчек о чем-то тихо беседуя. Но внутри кроме девочки и медсестры уже никого не было.

– Куда он вышел? – спросил Рейни у охранника.

– Он? Вышел? – сказал удивленный охранник, – Он не выходил! Медсестра выходила…

– Она там. А его нет, – ответил Рейни.

Джина не веря ворвалась в дверь и увидела, что человек исчез.

С нарастающим беспокойством они побежали в комнату морга; там по-прежнему сидели старик и женщина, но Маркуса Левина там тоже не было.

– Где?! – Рейни уже был готов хватать охранников за грудки, что было излишним, так как они все уже были на нервах, осматривая кабинеты и туалеты на этаже и на соседних этажах.

Все было бесполезно. Его не видел никто, словно человек испарился.

И только когда Рейни и Дубчек бросились в помещение с камерами, когда они прокрутили назад видеонаблюдение из коридора около реанимации, только тогда они увидели этого парня, который выходит из помещения и спокойно проходит мимо охранника и Джины, а те даже не поворачиваются в его сторону и не задают ни одного вопроса. Словно не видят.

– Не может быть! – воскликнула Джина, – Не может быть! Просто! не может! быть!

Но увы это было.




Вернуться в оглавление


Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 07:10 am
Powered by Dreamwidth Studios