Apr. 30th, 2016

yeshe: (Default)

Глава 90. Подпись

Двейн Рейни. 30 октября

Ночью ему приснился черный зверь. Тот самый…

Он приехал в пустой дом. Долго не мог заснуть, ворочаясь и размышляя о том, что же делать. И под утро ему приснился этот зверь.

Он был огромный и мохнатый, он стоял в пустыне среди урагана, и его длинная спутанная шерсть развевалась по ветру. Но он больше не был похож на собаку, нет, на этот раз скорее на бизона или тибетского мохнатого яка, и Двейн больше не чувствовал страха. Больше даже наоборот, сострадание.

Зверь тяжело дышал, и медленно поворачивался из стороны в сторону. И тут вдруг поле зрения расширилось, и оказалось, что чернота урагана вокруг зверя это не просто стихия. Это было что-то живое и страшное; оно кружилось вокруг, наполненное странными тенями, собираясь наброситься и разорвать. Клыки и глаза светились в темноте… И появилось ощущение, что все эти глаза принадлежат одному существу – словно гигантская многоголовая гидра окружила зверя, и уйти ему некуда. И сам он по сравнению с этой огромной тварью кажется все меньше и меньше…

Озираясь по сторонам и готовясь к бою…

Может быть последнему…

 

– Что происходит? – думал Рейни утром сидя в своем кубике, – Что происходит? И что делать?

И вдруг краем глаза заметил Невилл – она проходила мимо его кубика держа какую-то папку. У него было ощущение, что она хочет остановиться, но она прошла мимо. Через несколько минут она мелькнула снова, замедлила шаг, но снова прошла не решаясь зайти. Он зарегистрировал боковым зрением ее присутствие и ждал, что она подойдет, но она не отваживалась. Когда она сделала третью попытку, то в конце концов он сам не выдержал, выехал на кресле в коридор и заметил ей в спину:

– Если ты хочешь что-то сказать, то просто скажи.

Она остановилась и медленно повернулась, прижав папку к животу, словно защищаясь.

– Я тебе это говорю только один раз, – продолжил он, – Если у тебя есть какая-то мысль, пусть она даже кажется абсурдной, ты лучше скажи. Для этого мы здесь все и работаем вместе, чтобы составлять коллективный разум.

Она опустила голову, потом подняла ее, но все же еще не решалась. Он добавил:

– А если ты стесняешься, значит все еще больше думаешь о себе и своей роли. Если тебе по-настоящему становится важно дело, то тебе уже не важно, что о тебе подумают.

И он въехал на кресле обратно в свой кубик. Невилл постояла еще мгновение, потом зашла и села на краешек кресла по-прежнему прижимая папку к животу.

– Вы говорили – логика поведения… – сказала она наконец тихо, – И я хотела спросить…

– Ну?

– Вы можете мне сказать? Вы нашли этого человека, – она помолчала, – колдуна… помните, те письма… потому что про него сказали, что он выигрывает в казино? Это была единственная причина или было что-то еще? Я не прошу вас говорить, – добавила она торопливо, – если это секрет. Но если нет, то были ли какие-то другие причины?

Двейн посмотрел на нее долгим пытливым взглядом и решил сказать правду:

– Нет, других причин не было.

– Хорошо. Я тут подумала… Это только мысли… Про логику поведения… Событий…

Рейни молчал. Она тоже молчала, но потом наконец решилась, словно прыгнула в холодный поток.

– Я не знаю, как это привязать к реальности, к делу, но просто… Однажды мы с девчонками в лагере болтали о том, о сем. О всякой ерунде. Ну например, что было бы, если бы на самом деле была волшебная палочка, исполняющая желания. Или джинн. И у всех были мысли какие-то… – она замялась и пожала плечами, – типовые. Глупые в общем. Никто не мечтал например выиграть президентскую программу или быть принятой в Йейл с полной оплатой. Или найти хорошую работу. Каждая мечтала только о двух вещах: куча денег и роман с какой-то знаменитостью. Кинозвезда или рок-звезда, известный футболист. Или если не деньги, то драгоценности.

Рейни кивнул, пытаясь понять, о какой логике она говорит, и у него вдруг появилось ощущение, что это действительно что-то важное, что он сам ощущал в этом деле. Что она вошла прямо в главный нервный канал…

– Я сама, – добавила она глядя куда-то в пространство и явно испытывая стыд, – когда в детстве читала сказки про пещеру с сокровищами, то мечтала попасть в такую и увешаться драгоценностями. Но это так…

Она опять засмущалась и продолжила.

– Я недавно начала расспрашивать парней, что было бы, если бы. Каков был бы набор желаний? И практически все мечтают о тех же вещах с одной поправкой, что вместо драгоценностей у них автомобили. Или яхты. То есть деньги, машины, кинозвезды. Как в этих двух случаях. Как будто кто-то решил исполнить их желания… Словно у них появился приятель, какой-нибудь маньяк-миллионер, и начал играть с ними в странную игру. Сначала исполняет желания, а потом… Кто знает, что потом…

Рейни не подал виду, но даже слова были практически его собственные – «маньяк-миллионер».

– Это звучит глупо? – наконец спросила она.

– Нет, – сказал он тихо, – Вовсе нет. Это даже очень… – и замолчал, так как не знал, какое слово подобрать.

– То есть те два случая…

– Три, – ответил Рейни тихо, – Ты давно тут не была, не знаешь новостей. Три случая. Толстая одинокая медсестра, которая вдруг выиграла в лотерею, встретила телезвезду своей юности и нашла изумруды саудовской принцессы. В своей машине. А потом была арестована за убийство нескольких пациентов, и убежала из тюремного автобуса.

– Что? – спросила Невилл потрясенно.

– Вот именно, – ответил Рейни, – Если бы только это хоть как-то помогло делу…

– Это может… – прошептала она, наконец отрывая папку от живота и опуская ее на колени.

– Что? – еще более удивленно спросил он.

– Это может… – ответила она чуть задыхаясь.

Трясущейся от волнения рукой она вынула из папки и положила перед Рейни распечатку фотографии. На снимке был молодой темнокожий парень в состоянии ликования. Он держал огромного размера рекламный чек.

– Этот парень, – сказала Невилл, – выиграл шестнадцать тысяч в местном казино несколько месяцев назад. Это фото с сайта казино. Я обследовала все местные и не местные… Кто выигрывает, сколько, и так далее. Я туда звонила, но они отказались говорить мне имя. Конфиденциальность и все такое. У меня еще нет должной авторизации. А фотография была сделана с разрешения…

– Я тоже вначале просматривал… – сказал Рейни, – Я его помню. Но он засветился только раз…

Он не стал признаваться, что давно оставил попытки найти таких «счастливчиков», когда прочитал, сколько в стране казино, в том числе виртуальных. Шансов найти реальный случай были столь малы! Выигравшие в лотерею тоже не особо торопились мелькать на телеэкране и уж точно не выигрывали дважды…

– А вот это…

Она разложила веером несколько фотографий, и пояснять было не надо, потому что на них была Бренда в розовом парике на фоне толпы фанатов. И на каждом снимке рядом с ней в обнимку был темнокожий парень в роскошном костюме. Снимки были ночные, зернистые, «телефонного» качества, с разных новостийных теле-каналов, паразитирующих на жизни звезд, но парень выглядел очень похоже.

– Это когда она приезжала в Вашингтон несколько месяцев назад, – продолжила Немзис, – Тоже никто не знает имени парня.

– А как я это упустил? – спросил Двейн потрясенно.

– Вы наверное эти новости не смотрите…

– Пожалуй да… – признался он, – И… Это точно он?

– Да, это он. У бе… простите… у всех… У нас затруднено распознавание людей с другими этническими признаками. Например, для меня все азиатские лица кажутся похожими… Людей африканского происхождения, мне легче распознавать. Похожих на меня… Вы индийского происхождения… Я имею в виду... этнически лица другие…

– Хорошо, хорошо, – перебил ее Рейни торопливо, – Понятно. И кто этот парень?

Но она вместо ответа выложила перед ним еще несколько распечаток.

– А вот это было снято на весеннем авто-шоу в Нью-Йорке. Я только что нашла. На зимнем Вашингтонском он не засветился. А вот Мерилендские новости.

На фотографиях был тот же ликующий парень, демонстрирующий всем ключи на фоне огромного кадиллака. На паре снимков он был в зале авто-шоу под лучами прожекторов, а на другой фото на залитой солнцем парковке около пожарной станции в форме парамедика.

– Ты узнала про него что-нибудь? – спросил он потрясенно.

– Да, – ответила Немзис, – вот это его станция, двадцать шестая в Принц Джордж каунти в Мериленде. Его зовут Джастин Торн.

Она выложила на стол распечатку его водительских прав.

– Он работает на скорой помощи. Я его видела. Я… даже за ним следила какое-то время.

– И? – нетерпеливо спросил Рейни.

– И ничего… – она чуть раздосадовано пожала печами, – Снимает квартиру в Боуи, недалеко от станции, живет с девушкой. Хороший парамедик, отличная характеристика. Ничего с тех пор…

– А кто она? Не Бренда же…

– Она… нет… она э… из Южного Судана, училась на медика, но не закончила, не нашла финансирования, просрочила визу и все такое. Но сейчас снова в университете; заплатила за осенний семестр…

– Ну то есть не из мира кинозвезд…

– Нет… Вот я и не знаю…

Она замялась, и Рейни тоже не знал, что сказать, перебирая фотографии.

«Близко, близко», говорил его внутренний голос звуча как Джина, «мы вот-так близко!»

– Я даже туда ходила, – смущенно улыбнулась Немзис, указав на фото станции, – представилась, что я из новостей. Его самого не видела, но… Расспросила про машину… Они говорят, что он ее уже продал. Но все говорят, что он выиграл. Но… – Тут она как-то засмущалась.

– Что не так? – спросил ее Двейн.

– Только когда я начала звонить устроителям авто-шоу, то у них в информации числится, что выиграл не Торн.

– А кто?

– Они не говорят. Конфиденциальность. У меня недоста…

– Понятно. Дай мне их телефон, у меня достаточно авториза… – Начал Рейни и вдруг замолчал, перебирая фотографии.

Что-то важное тикало в глубине подсознания. Что-то очень важное, но он не мог поймать. Что-то из совсем недавнего… Глаза его упали на фото Джастина в униформе. И в его сознании вспыхнули слова сержанта Андерсона: «тот парнишка парамедик». Рейни сделал глубокий вдох и замер.

– Раз покойник, – сказал он тихо, – два покойник…

– Что?! – спросила Невилл хлопая глазами.

– Ничего… – сказал он, поднял палец вверх попросив молчания и схватил телефон.

– Сержант Андерсон, добрый день! – сказал он услышав знакомый голос, – Это агент Рейни. Вы помните меня? Мы беседовали… Да… Вы помните тот случай, кото… Да… Не забудешь… Хорошо. Скажите, кто нашел того покойника? Вы или… а, парамедик… Вы искали в доме, а он… в сарае… А вы не помните, как его звали? Вы говорили, что он еще к вам приходил навестить. Не Джастин?… Нет?.. А… мама помнит… Приходил в полице… Маркус? Маркус Левин… Спасибо! Передайте ей тоже спасибо…

Рейни положил трубку и увидел, что Немзис испытывает ту же дрожь, что и он. Он быстро набрал имя в своем поисковике.

– Парамедик, – сказал он, – На той же станции!

На экране появилось водительское удостоверение с фотографией, и Немзис тихо ахнула. Торопливо перебрав распечатки, она выхватила ту, которая была сделана на автошоу. Рядом с Торном стоял тот самый парень – растрепанный с бледным испуганным лицом. Они бросились перебирать остальные снимки, и нашли того же парня на фото казино. Он стоял чуть поодаль в глубине, в тени и смотрел куда-то в сторону с потерянным и совершенно больным видом.

В следующую секунду Рейни уже набирал телефон станции скорой помощи.

– Он… в отпуске… – почему-то шепотом сказала диспетчер и голос у нее был испуганный.

– А вы не дадите его домашний и сотовый? – спросил Рейни и назвал свое имя, все регалии и номер удостоверения, – И телефон Джастина Торна. Он тоже у вас работает…

Перепуганная диспетчер выдала информацию даже не проверяя.

 

– А его арестовали! – сказал Джастин Торн, когда они не дозвонились Маркусу Левину.

– Что?! – спросил Рейни и резко встал испытывая состояние адреналинового взрыва. Ощущение начала схватки, которую он проиграл семь лет назад, – Арестовали?! За что?!

– Ну они толком не говорят… – начал голос, причем явно врал.

– Кто?! Где? Пожалуйста! Это очень важно!

– Э… Говорят, что убийство… – нерешительно начал голос.

– Где он?! Кто ведет его дело?!

 

И после мучительных попыток прозвониться в полицейское управление, потом договориться, потом убедить, потом приказать, он бросил трубку и почти бегом побежал в приемную Барби, почти сметя ее по пути, так как она как раз направлялась к нему…

Ее лицо было каменным и страшным.

– Ко мне в кабинет! Оба! – скомандовала она и пошла впереди.

Она вошла, дождалась пока они оба прошли внутрь мимо перепуганной секретарши и закрыла за ними дверь.

– Ваши телефоны, – сказала она тем же каменным тоном. Глаза ее были расширены.

– Что? – удивился Рейни, – Зачем?

– Ваши телефоны, – более настойчиво и с ударением произнесла Брейди, – нам не нужно сейчас никаких помех.

Рейни нехотя подчинился, еще не совсем понимая, как реагировать. Он протянул свой сотовый, а Невилл отдала свой.

– Спасибо, – нарочито вежливо и медленно сказала Барби, и положила их в свой карман.

Она с напряжением вздохнула, и слышно было, что ее дыхание дрожит.

– Нам не нужно никаких помех… – повторила она как запнувшаяся пластинка, – никаких помех…

Она явно не могла вспомнить, что еще надо сказать. Потом вдруг сообразила:

– Что случилось?

– Призрак действует, – ответил Рейни, – Призрак активен и действует. Та же подпись. Нам нужно перехватить это дело срочно!

Но Барби внезапно отвернулась, явно задумалась о чем-то своем, подняла руку с указательным пальцем вверх и покачала этим пальцем из стороны в сторону. Рейни замолчал. У него было ощущение, что она разговаривает по телефону, вернее кого-то слушает, но телефона у нее в руках не было, скобки-наушника в ухе тоже. Но она действительно вела себя странно.

– Никуда не выходите. Ждите меня здесь. Я сейчас, – сказала она и вышла, – Это срочно.

Дверь кабинета осталась приоткрытой, и было слышно, как Барби о чем-то тихо говорила с Маршей. Он не мог слышать все, но судя по отдельным словам это был чисто «домашний» треп, «здоровье… нервы… лекарство?.. Да… может быть… Принести?.. По рецепту… Хороший доктор…»

Марша успокаивалась, и их голоса журчали непрерывным потоком.

Рейни посмотрел на Невилл, и вдруг у него возникло иррациональное чувство, что что-то происходит. Прямо сейчас. И это что-то действует, и его надо остановить.

Он встал и пошел к выходу. Барби стояла на пути снаружи офиса и снова повернулась к нему с тем же каменным лицом.

– Нет, – сказала она, – Не уходите. Нам надо все обсудить.

– Мне в туалет, – ответил он, пытаясь пройти мимо, – Срочно.

– Пожалуйста, – снова ледяным тоном сказала она, – всего одну минуту.

– Мне сейчас станет пло…

Дверь захлопнулась прямо перед его носом, а сама Барби осталась снаружи. Он подергал ручку, но она не открывалась. Было ощущение какого-то бреда. Фантастического бреда!

Он потрясенно покачал головой, прошел по кабинету и сел, но мозг его взорванный адреналином и чувством опасности не мог остановиться.

Внезапно вскочив, он стремительно подошел к начальническому столу – и не увидел телефона! Банального простого рабочего телефона, шнур от которого уходил в тумбу стола, а тумба была – Рейни перегнулся через стол и подергал дверцу – закрыта на ключ. Бред! Бред-Бред-Бред!

Однако айфон Барби лежал на столе среди бумаг. «На пароле», подумал Рейни, но сразу вспомнил, как однажды видел Барби, набирающую пароль. Прямо под перепуганным взглядом Невилл он схватил айфон, активизировал и ввел этот код. Телефон ожил, и в следующий момент Рейни уже набирал номер Дубчек. Его сразу сбросило на голосовую связь, и он тихо сказал:

– Призрак действует. Мериленд. Арестован парамедик. Детектив Ферроуз…

В этот момент замок двери клацнул; Рейни отключился и положил мобильник на стол тыльной стороной вверх, чтобы светящийся экран не бросался в глаза, сел в кресло, сделал глубокий вдох, повернулся к окну и медленно-медленно выдыхая принял скучающий вид, стараясь не замечать Барби, которая наконец вдвинулась в кабинет походкой зомби.

Он слушал ее, но весь был где-то там, где в этот момент Джина смотрит на изображение макаки на своем телефоне недовольно скривив рот, и мысленно кричал ей, «слушай! слушай!» И надеялся, что она сейчас включает голосовую почту, и еще надеялся, что дальше она будет делать именно то, что нужно…

 

Сметая на пути к машине всех неудачно попавшихся на дороге, первое, что она сделала, это позвонила шефу. Не пробившись она оставила сообщение, но потом стала звонить на любой телефон в отделе и поймала Бека уже выруливая среди густого потока машин.

Словно все было против нее. Траффик двигался со скоростью телеги, и даже выставив мигалку, включив сирену и заставив многие машины сползать на обочины Дубчек все равно не могла мчать быстрее по тесным переполненным дорогам.

Когда проклиная все на свете она подогнала машину к зданию суда, арестованного уже выводили в наручниках к машине. Рядом возмущаясь шла темнокожая молодая женщина, явно адвокат, размахивая бумагами, но ее не слушали.

Не паркуясь Дубчек бросила машину с отрытыми дверями и мигающим синим фонарем посреди проезжей части и пошла навстречу, держа свой щит-удостоверение перед собой. Если обычно вид ее был грозен, то теперь он был просто ужасен.

– Кто здесь начальник? – грозно спросила она.

– Я, – ответила мужиковатая шатенка в униформе, – И я уже объясняла вашему агенту, что это юрисдикция штата, и мы вполне управимся сами без федеральной помощи. Сам губернатор…

Дубчек уже была готова применить всю мощь своего командного голоса, как внезапно сзади раздался мощный и уверенный голос шефа.

– Сам губернатор, – сказал он, выходя на передний план вместе с Флетчер, – уже только что одобрил передачу арестованного под юрисдикцию федеральных органов. У нас есть на то веские основания.

В воздухе повисла напряженная пауза, во время которой уже третья машина присоединилась к пробке, и из нее выпрыгнул Бек.

– Мне нужен документ… – сказала шатенка напряженно оглядываясь.

– Он у вас сейчас будет, – сказал шеф.

И после всего какого-то часа бюрократических проволочек и выяснений отношений, отсылки и получения факсов и еще часа мучительного вечернего столичного траффика три машины въехали в подземную парковку конторы. И ничего по дороге не случилось…


Вернуться в оглавление


Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 07:13 am
Powered by Dreamwidth Studios