Apr. 26th, 2016

yeshe: (Default)

Глава 86. Арест

Маркус Левин. 15 октября

– Ну что? – повторил толстяк нависая над Маркусом, – ты не хочешь с нами разговаривать? Ты слишком важная персона? Да?

Это была крошечная камера с зарешеченной стеной. За решеткой был зал полицейского управления полный обычной рабочей суеты. Никто не обращал на них внимания.

Кроме Маркуса в камере было еще двое арестованных, оба темнокожих. Один огромный полный, волосы заплетены наподобие веревок и свисали до плеч, другой был тощий в красной бандане. Оба в полуспущенных джинсах и черных робах.

Маркус стоял у решетки и смотрел в зал, а толстяк стоял рядом навалившись на прутья и рассматривал его в упор.

– Ты слишком гордая птица? – спросил он опять наклоняясь еще ниже, и дыша спиртным перегаром Маркусу прямо в лицо, – Но я тебе должен сказать, что мы тут все одинаковые! И вот я с тобой по-доброму. Вежливо говорю, давай знакомиться! Меня зовут Джеф. А тебя?

Маркус сглотнул, но не ответил.

– Хассан, он нас презирает! – ответил Джеф, обращаясь к тощему, – он сюда залетел случайно, и его скоро отсюда заберет пронырливый адвокатишка, а мы тут оставайся!

Он взял Маркуса за грудки и прижал к решетке. Хассан подскочил и начал уговаривать:

– Слушай Джеф, оставь! Не трогай ты его! Только хуже сделаешь!

– Что хуже? Куда хуже?

– Оставь, они прибегут, начнут своими тизерами! Оставь, – уговаривал парень.

– К черту! Наплевать мне на их тизеры! Не боюсь я их. Я вот его спрашиваю по-хорошему…

Маркус еле удерживался, чтобы не позвать на помощь. Почему-то ему показалось, что никто не подойдет. Но внезапно начал кричать Хассан:

– Эй, вы, там, кто-нибудь! – он двери и бить кулаками в железные прутья, но никто не отреагировал, – Оставь, Джеф, оставь, – уговаривал он толстяка.

– Плевать! – воскликнул Джеф, – Видишь, нам тут все можно. Я могу тебя тут убить, – сказал он Маркусу, – и никто тебя не спасет! Никакой адвокатишка! Вот смотри!

Он протянул руку к шее Маркуса, но в тот же момент вскрикнул от боли и запрокинулся назад.

– Ты что? – воскликнул Хассан, обращаясь к Маркусу, – что ты ему сделал?

– Ничего! – ответил Маркус потрясенно поднимая руки вверх и невольно отступая назад, – ничего я не делал, ты же видел!

А толстяк еще громче вскрикнул, теперь уже согнувшись вбок и завернув руку за спину. Внезапно он упал на колени и начал корчиться от боли, и теперь это был уже не крик а вой. Лицо его покрылось испариной, а тело било крупной дрожью.

На крик прибежали несколько полицейских и детектив Ферроуз.

– Что вы тут шумите? Что ты ему сделал? – спросила она Хассана стоящего рядом.

– Ничего я ему не делал! – воскликнул Хассан, – вызовите скорую помощь! Ему плохо.

– К черту! Пусть не придуряется. Никакой вам скорой.

– Помоги! – вдруг тоненько-пронзительно закричал толстяк, – А-а-а! Доктора!

– У тебя есть доктор рядом, – насмешливо воскликнула Ферроуз, – Вот к нему и обращайся.

– Вызовите ему скорую! – воскликнул Маркус, – ему на самом деле плохо!

– Да?! И какой же диагноз, профессор?! – Ферроуз не была настроена миролюбиво.

– У него камень выходит из почки! Ему срочно надо в операционную! – воскликнул Маркус.

– Ну да?! – детектив не двинулась с места.

– Ты человек или нет?! – воскликнул Маркус, замечая, что на шум и крики наконец начали подходить еще полицейские, и выглядели они мрачно, – Ему больно!

Толстяк уже катался по полу, изгибаясь и хватаясь за низ спины, и его крик становился все более тонким, пронзительным и судорожно-прерывистым.

– Может правда вызвать? – спросила темнокожая женщина в форме, – Ты, доктор, – добавила она обращаясь к Маркусу, – ты же можешь что-то сделать?

– Если бы я мог что-то сделать, – Маркус старался перекричать вопли Джефа, – то он бы уже мчался под сирены в госпиталь! Вызови скорую!

– Да вы что, суки, – кричал Хассан, – вы что стоите!? Вон доктор говорит! Вызовите скорую! Черная жизнь имеет значение!

И он начал скандировать лозунг, ударяя кулаком в прутья.

– Он прикидывается! – решительно отрезала детектив.

– Прикидывается?! – крикнул Маркус, – Да ему сейчас так больно, что на твою жизнь намазать тонким слоем мало не покажется! Вызови скорую! – он тоже начал бить в решетку.

Вдруг толстяка обильно вырвало, и темнокожая полицейская выругалась и бросилась к телефону.

На скорой приехали Крис и Линда.

– Это недоразумение, – ответил Маркус на их удивленные взгляды, – Скоро все разрешится.

И объяснил, что с толстяком. Они не стали спрашивать, откуда он это знает, и это было хорошо. Когда скорая уехала под сирену, увозя Джефа в наручниках и пару полицейских впридачу, жизнь в управлении начала успокаиваться. И про них снова все забыли.

– Эй, – начал кричать Хассан, – А прибрать тут?

– Уборщик придет вечером, – ответила полицейская.

– А что нам тут это нюхать целый день? – возмутился парень.

– Ну и нюхай.

– Дайте мне воды, тряпку и резиновые перчатки, – сказал Маркус, – я приберу.

– Ты че! – возмутился парень, – пусть они прибирают! Это их работа.

– А кто думаешь прибирает на скорой? – спросил Маркус, поворачиваясь к полицейской, – Принесите, пожалуйста. И мешок для мусора.

Она усмехнулась, покачала головой, но все же принесла ему все, что он просил, и добавила рулон салфеток.

– Эй, мэн, – удивился сосед, забираясь с ногами на скамью, – ты чо? Пусть они прибирают!

Маркус молча надел перчатки и начал собирать жижу с пола. Он как раз закончил, когда в управление ворвалась Бианка.

 

– Ну что, доктор, – насмешливо начала Ферроуз, усаживаясь за стол напротив них в крошечной комнате, – поставь мне тоже какой-нибудь диагноз.

– Слишком много витаминов, – сказал Маркус, – от них у тебя вот эти штучки, – он показал на свою щеку, где у Ферроуз гнездились новые угри.

Она неловко крякнула, поежилась и покосилась на Бианку потом на своего напарника. Бианка подарила Маркусу неласковый взгляд и поджала губы. Он понял это как приказ заткнуться.

– Тебя предупредили о твоих правах? – спросила она.

– Да, – ответила за него Ферроуз, – Он получил предупреждение Миранды, его права ему зачитаны, так что все в порядке. И все записано. Можете проверять. На технических мелочах вы его не освободите. И под залог его не отпустят.

– Это не вам решать, – ответила Бианка, – На основании чего вы его задерживаете? В чем вы его обвиняете?

– О! У нас есть много интересного! – ответила Ферроуз, – Вот например!

Она выложила на стол фотографии. На одной была богатая комната и лежащий в центре ковра неприятного вида тощий человечек в очках, в костюме и с растрепанными волосами. На второй лицо крупным планом. Во лбу было пулевое отверстие.

– Как вам это? – спросила Ферроуз, показывая фотографию Маркусу, – 25 марта кто-то вошел в дом и застрелил этого господина. Сначала мы думали это ограбление. Но как выяснилось ничего не пропало. Интересно, не так ли?

– Не вижу ничего интересного, – ответила Бианка.

– А зря, – ответила Ферроуз, – потому что за несколько дней до этого «происшествия», точнее 14 марта, по этому адресу была вызвана скорая помощь. Мальчик получил травму, и мать позвонила 911. И знаете, кто приехал на этой скорой? Маркус Левин и Габриель Кинг. А на следующий день после этого вызова, некто Маркус Левин пришел в полицейское управление, чтобы подать заявление о домашнем насилии…

Маркус открыл было рот, чтобы ответить, но получил чувствительный пинок под столом и закрыл рот.

– А вот этот случай еще интереснее!

Ферроуз достала фотографии другой квартиры, где напротив царил хаос. Были видны разбитые и целые бутылки, сломанный стул, незаправленная постель, на полу валялась большая настольная лампа. И среди этого хаоса лежали два тела, мужчина и женщина. Темнокожие, лет сорока, неопрятного вида.

– 17 февраля был сильный снегопад, – продолжила детектив, – и двое детей убежали из дома. Их нашли, полиция позвонила в скорую, и по вызову приехали… – она сделала многозначительную паузу рассчитанную на эффект, – Маркус Левин и Линда Харди. И опять несколько дней спустя мистер Левин пожаловался на случай домашнего насилия в этой семье в полиции. А шестого мая кто-то вломился в эту квартиру и убил мать тех двоих детей и ее бойфренда. Как вы можете догадаться, оружие было то же самое.

– Если он пожаловался официально, то зачем по вашему мнению ему надо было кого-то убивать? – спросила Бианка.

– Затем, что жалобу его не приняли, – ответила Ферроуз с претензией, – И он решил взять дело в свои руки. Не так ли? – она повернулась к Маркусу, на что тот промолчал.

– Это все красивые сказки, – ответила Бианка, – У вас есть это оружие?

– Э… – замялась Ферроуз, явно не желая произносить очевидное и наконец нашлась, – С оружием вообще очень интересная история. Габриель Кинг, бывший напарник мистера Левина, как раз незадолго до того происшествия купил оружие именно того калибра. И как вы наверное догадались, это оружие странным образом исчезло прямо перед первым убийством!

– Да ну!? – Бианка не стеснялась быть ехидной, – А я слышала, что оно пропало после, а не до!

– От кого вы это слышали?! – напряглась Ферроуз, – владелец просто подал заявление после! Пистолет пропал намного раньше!

– И владелец даже не помнит, когда именно! И вы на этом делаете свой случай!

– О нет! – прошипела следователь, – у нас есть еще! Очень много интересного. Потому что в том самом месте свидетели как раз видели человека в униформе парамедика за полчаса до стрельбы.

– Что?! – восхитилась Бианка, – На самом деле?! Вы действительно считаете его полным идиотом? Что человек пойдет на убийство в своей форменной одежде и с его именем, нарисованным на груди?!

Ее скепсис сделал свое дело, Ферроуз помрачнела. Но она не сдавалась.

– Это еще не все! – сказала она похоронным голосом, – Третий случай самый интересный! Мистер Джонсон и мистер Левин, как выяснилось, оказались да-а-авними знакомыми. И это очень плохо закончилось для мистера Джонсона.

– И оружие то же самое? – скептически спросила Бианка.

– Да, как вы наверное догадались!

– И у вас его тоже нет, – еще более радостно ухмыльнулась Бианка.

Детектив в ответ только промолчала поджав губы. Маркус воспользовался паузой и наклонился прямо в ухо Бианке:

– Они не могут доказать, что оружие то же самое.

– Если ты этого не делал, ты не можешь этого знать, – прошептала Бианка, – потому молчи.

На что Маркус действительно понял и действительно оставил попытки что-либо вставить. А Бианка повернулась к лейтенанту:

– А отпечатки пальцев? – спросила она и по мрачному виду Ферроуз поняла ответ, – А другие более веские доказательства?

– По-моему уже достаточно веские! – отрезала та.

– Это веские?! У вас есть хоть один отпечаток пальца моего клиента хоть на одном месте преступления? Хоть один волос? Хоть что-то, что может поместить его на хотя бы одно из этих мест преступления? У вас есть оружие? Ах, кто-то рядом купил пистолет! Чушь! Вы же понимаете, что все это всего лишь обстоятельства! – сказала Бианка, – Вы ищете козла отпущения, потому что более серьезную работу вам делать просто лень! У вас нет никаких прямых доказательств! Практически ничего нет!

– Судья так не думает! – отрезала Ферроуз и повернулась к Маркусу, – И надо сказать, ты заставил нас понервничать! До сих пор не представляю, как тебе удалось от нас ускользнуть. Может быть именно тогда ты и спрятал оружие. А то зачем бы тебе было уезжать на край света от больной жены?! Даже свой сотовый выбросил, чтобы мы не отследили! – она положила на стол перед ними телефон Маркуса в пластиковом пакете, – Но теперь все! Судья выдал ордер, так как преступник…

– Подозреваемый! – перебила Бианка.

– И это уже не вам решать! – торжествующе закончила Ферроуз.


Вернуться в оглавление

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 23rd, 2017 07:00 am
Powered by Dreamwidth Studios