Apr. 10th, 2016

yeshe: (Default)

 Глава 70. Частные сыщики

Двейн Рейни. 21 Августа

– Так что вас интересует? – спросил мистер Кубрик улыбаясь.

Это был крошечный человечек с крысиной физиономией и плоской лысиной, из которой свисали на лоб отдельные серые пряди. Он был одет в серый мятый костюм без галстука. Как ясно было видно из сертификатов, развешанных по стенам, имя частного сыщика было Ангел, о чем его визитка сказать стеснялась. Человечек деловито потирал сухие ручки, устраиваясь за своим столом, и приглашая гостей рассаживаться вокруг. Стол был местами ободранный, кресла облезлые и разные, наверное приобретенные на гаражных распродажах. Или даже подобранные на обочинах. Кабинет напоминал скорее клозет и явно нуждался в чистке и ремонте.

Все только сели, как входная дверь открылась, в проеме появилась гигантская фигура в черном спортивном костюме и казалось заполнила собой все оставшееся пространство кабинета.

– А, знакомьтесь, – сказал мистер Кубрик привстав, – Это мой помощ… э… напарник мистер Делакруа…

– Просто Бернар, – сказал тот глубоким басом.

Бернар был почти двух с половиной метров ростом, кожа его была цвета темного шоколада, а бритый череп был размером с мотоциклетный шлем.

– Очень приятно, – Рейни протянул руку и ощутил могучее рукопожатие.

Бернар сел рядом с Кубриком и его кресло жалобно затрещало.

– Так что вас интересует? – спросил Кубрик потирая ручки.

– Вы сказали, что у вас есть информация об одной персоне, – начала Дубчек.

– Да, есть, – сказал Ангел Кубрик и улыбнулся счастливой крысиной улыбкой, – Вопрос только в том, сколько вы можете за это заплатить?

Рейни и Дубчек переглянулись.

– Скажите, – спросила Дубчек, – с вами уже контактировали агенты из ФБР?

– По телефону, – ответил Кубрик; похоже он был единственным, кто собирался с ними общаться.

– А лично?

– Нет. Они назначили встречу, но так и не приехали.

Он перелистал настольный календарь. В нем было много пустых страниц.

– Когда? – спросила Джина.

– Месяц назад. Ну так как по поводу оплаты?

– Какая сумма вас интересует?

– Зависит от того, какое количество информации вы хотите, – улыбнулся он, откидываясь на спинку скрипучего кресла, – Если в полном объеме, то скажем… Э… Двадцать тысяч…

– Цена зависит от качества, – заметил Рейни, – Есть ли у вас сведения о текущем имени и адресе персоны? Если все давно устарело, то нас это не интересует.

– Ну… Э… – протянул Кубрик, начиная испытывать чувство, что все может закончиться не так хорошо как ожидалось, – Вы же знаете, что в нашем деле… любая информация может быть… э… полезна.

– Нет, не любая, – Дубчек выпрямилась и прищурилась.

Мистер Кубрик испуганно съежился и подался в сторону Бернара.

– Вы же знаете, – заметил Рейни, – что и полиция, и ФБР назначают награду только в том случае, если информация ведет к поимке и задержанию.

– Но мы же договорились… – жалобно промямлил мистер Кубрик.

– Скажите, – перебил Рейни, – правильно ли я понимаю, что некто заказал вам разыскать определенное лицо, и вы лично проводили это расследование более чем двадцать лет назад?

Он прекрасно понимал, что это не так, но ему нужен был прямой ответ.

– Э… Не совсем… – заблеял Кубрик.

– То есть это даже не вами собранная информация, – Рейни скорее утверждал, чем спрашивал, – тогда какие же могут быть гарантии того, что это не… булл…

– Да, – подхватила Дубчек, – где гарантия, что хоть что-то из этого вообще имело место? Уже известно, что имя было фиктивным, – она начала загибать пальцы, – университет не нашел такой студентки, место работы не установлено, и так далее. Кто собирал эту информацию?

– Слушайте, – выдавил он дрожащим голоском, – дайте мне объяснить…

Он собрался с духом и начал художественно врать про своего якобы прежнего напарника, который персонально проводил это расследование, но несколько лет назад разбился на лыжном курорте, и вот теперь мистер Кубрик проводит ревизию старых файлов, и…

Бернар все это время чуть выпрямился и смотрел на него со странным выражением, которое Рейни показалось скорее зловещим. Словно тот решал, убить мистера Кубрика прямо на месте или подождать более подходящего момента?

– Вы же понимаете, – прогудела Дубчек, скривив рот в подкову, – что каждый из сообщенных вами фактов, включая имя вашего якобы напарника и его судьба, стопроцентно проверяемы. И я вам гарантирую, – она сделала многозначительную паузу, – что через несколько минут работы с базой данных я вам покажу, что все это полная лажа.

– Мы так не договаривались! – Кубрик вскочил.

– Сядьте! – скомандовала Дубчек, и словно прибила его к креслу.

Она сжала глаза в щелки и понизила голос до предела, который могут взять только очень тренированные тибетские ламы.

– Давайте не будем тратить нашего общего времени. И начинайте давать нам информацию. Начиная с того, кто кого нанимал и кто на самом деле работал. И только потом, что собрал.

– И каким образом вы выяснили, – добавил Рейни, – что эта информация востребована ФБР? Признайтесь, это выглядит странно: мы только недавно узнали о причастности одного лица к одному очень старому делу, и вдруг появляетесь вы с информацией об этой персоне. Причем с информацией двадцатипятилетней давности.

Кубрик сидел как пойманный на месте преступления и долго не мог сказать ни слова. Потом посмотрел на напарника.

– Я нашел инфу, – прогудел тот.

Они ждали продолжения, но тот достал откуда-то зубочистку и вставил в угол рта.

– И? – не выдержал Рейни, когда пауза слишком затянулась.

– Заплатите отвечу, – лениво сказал тот, – Не заплатите до свиданья.

– На все вопросы? – спросила Дубчек.

Он пожал плечами с выражением «почему бы нет?» и добавил как прибил:

– Оплата вперед.

Джина вытащила своей необъятной сумки большую папку, из нее достала маленькую, оттуда чек.

– Вот ваша оплата на названную сумму. Но вы ее получите только…

– Дай им прямо сейчас, – перебил ее Рейни, – Хватит торговаться, давайте работать.

Дубчек надулась как бычья лягушка и попыталась взорвать его взглядом, но это ей не удалось. Он просто взял чек из ее рук и отдал Бернару. Хоть часто приходилось это делать, Рейни терпеть не мог торговаться, и особенно не любил, когда это делают при нем другие; у него сводило челюсти. Тем более, что вся торговля не имела смысла: чек уже был выписан, что они могли выгадать? И тогда зачем мучиться?!

– Итак, – резко начал он, – откуда у вас информация?

Оказалось, что однажды один из знакомых Бернара сообщил, что на свалку выбрасывается содержимое одного старого склада. И не хочет ли Бернар получить это содержимое за небольшое вознаграждение? Склад много лет назад потерял своего владельца и теперь отходил к банку; большинство клиентов давно его покинули, но некоторые ячейки еще не опустошены и забыты. Иногда в таких случаях устраиваются слепые аукционы – как бы продажа котов в мешках, но в данном случае банку это было совсем не нужно; и все барахло, забытое в нем годы назад, будет вывозиться прямо на помойку. Бернар приехал в ночь с грузовиком, тот знакомый открыл ему ворота, и сыщик забрал все старые коробки из нескольких еще не пустующих складских ячеек. В одной из ячеек были явно коробки с делами и оборудование какого-то старого частного сыскного бюро. Среди этих файлов и нашлось дело с фотографией Ольги.

Рейни спросил, когда именно это было? Четыре года назад. Рейни потребовал адрес склада, Бернар его дал. Рейни потребовал имя знакомого, Бернар вытащил из кармана толстый кошелек, покопался в нем и нашел визитку, показал, разрешил записать данные и вернул обратно. Рейни спросил, чье это было сыскное бюро, и имя подтвердилось – это был Чак Улкис, который как выяснилось не имел наследников; его дела были вывезены на склад и там забыты на многие годы.

Среди папок с окончательно устаревшей информацией (как например слежка за супругом или супругой, которые как выяснялось, на данный момент оба уже отбыли в мир иной) были и дела об убийствах или больших ограблениях, у которых как известно срока давности нет. Они например нашли громкое убийство, которое случилось двадцать семь лет назад. Информатор в органах сообщил, что это дело, хоть и числится в холодных, но тем не менее еще не закрыто и очень интересует кое-кого. Какой информатор? Бернар сначала не хотел отвечать, но потом все же сдался – уговор есть уговор. Это был сам Вайрус.

Рейни спросил, знает ли он, что случилось с агентом Вайрусом. Бернар невозмутимо кивнул и провел зубочисткой поперек горла и вверх.

Бернар отвечал спокойно, не отводя глаз, не грузя ненужными подробностями, но при этом так же спокойно давал те подробности, которые его спрашивали. Все внутренние датчики Рейни говорили ему, что Бернар не обманывает. Он просто честно отрабатывает свои деньги.

– Как вы вышли на Вайруса или как он вышел на вас? – спросила Джина.

Бернар поддерживал связи с большим кругом лиц, или скорее пиявок, вращающихся вокруг частного сыскного бизнеса, и у него были знакомства и в официальных органах, и в преступном мире. И однажды он оказался посредником в сделке; один информатор ФБР попросил свести своего «куратора» из органов и определенное лицо в преступном мире. Каждое «звено» в этой цепочке понятно получало свою порцию денег. Сделка состоялась, и куратором оказался Вайрус, который стал ему как бы обязан, и был не против оказать услуги за услуги, если при этом мог получить интересную информацию. Время от времени они совершали взаимовыгодный обмен.

Продолжая изучать содержимое старого склада они иногда обращались к Бейли Вайрусу, если обнаруживалось дело, которое как им казалось имеет потенциал. И когда дошло до тех серийных убийств они естественно позвонили той же персоне. Когда? Года полтора назад. Кроме того была еще пара интересных случаев. Они съездили в Вашингтон и встречались с Вайрусом; тот полистал документы, но дело Берга его не заинтересовало, так как расследование не содержало никакой новой и обещающей информации. Но совсем недавно он вдруг объявился снова. Позвонил, напомнил, попросил рассказать подробнее и прислать ему, что у них есть по тому расследованию. Они выслали краткое изложение и портрет молодой женщины и понятно потребовали денег.

Бернар принес папку, сделка состоялась, и было понятно, что больше из этого источника они не получат ничего.

На всякий случай Рейни и Дубчек оставили визитки, и Бернар тщательно упаковал их в свой раздутый как жаба кошелек.

 

Вечером когда они зашли в кафе поужинать Двейн послал Карлу сообщение с вопросом «как дела?» и добавил, «позвони когда сможешь». Подумал и добавил «если хочешь».

Вскоре раздался звонок. Карл уже в основном перекипел, но все же еще бурлил остаточными эмоциями. Удостоверившись, что Саймон уже спит, он позвонил.

Оказалось, что мальчик убежал от своих горе-опекунов два дня назад, и те не только не сообщили в полицию, но не хотели сообщать даже Карлу, считая, что Саймон сам вскоре вернется. Когда Карл получил сообщение от Рейни, он уже из машины позвонил им, и те начали врать, что мальчик спит. Он потребовал Кэролл – и тоже услышал в ответ разные уловки. И только после того, как он пригрозил полицией, начали отвечать, и в конце концов наконец отец проговорился. Карл был в шоке.

– Могу я чем-то помочь? – спросил Рейни.

– Ты уже помог, – искренне ответил Бек и голос его дрожал, – Спасибо тебе огромное. Хорошо, что он у тебя бывал, запомнил адрес.

– Хорошо, что я был дома.

– Да… И это тоже…

– Научи его, чтобы в следующий раз просто подошел к полицейскому.

– Он знает, но сказал, что не хотел. Боялся, что отправят обратно к ним. Он хотел вообще убежать куда-то к морю на юг. Представляешь! Автостопом! Потом поскитался немного и…

– А что теперь? – спросил Двейн обеспокоенно, – они будут устраивать судебную драку?

– Пусть только попробуют. Я уже созвонился с моим адвокатом, он созвонился с их адвокатом и вставил им по первое число. Не имеют никаких прав. Ни-ка-ких! Даже если будут требовать проверки на ДНК! Они бросили ребенка без присмотра на несколько дней! Не заявили о его пропаже! Они его запирали! Черт, какие уроды!

– В любом случае суд должен учесть желание Саймона, так ведь?

– Обязан! Просто обязан! – Карл судорожно вздохнул. И добавил тихо: – Я сказал ему, чтобы он знал… Что если он хочет, мы сделаем ДНК тест, но я сам этого не хочу. Для меня он мой сын, и не важно, что она ему наговорила, и что на самом деле.

– Понятно… Когда похороны? Что показала аутопсия?

– Обещали выдать тело в понедельник-вторник. Чистое самоубийство, куча таблеток в желудке.

– Печально… – ответил Рейни и не знал что еще сказать.

Дубчек молча поглощала ужин и наблюдала их беседу. Когда Бек наконец выговорился и отключился, Рейни посмотрел на свой остывший ужин безо всякого аппетита и сказал:

– Это был чертовски длинный день!


Вернуться в оглавление

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 07:19 am
Powered by Dreamwidth Studios