Apr. 5th, 2016

yeshe: (Default)

Глава 65. Письма

Двейн Рейни. 15 Августа

– Вы сказали позвонить… Если что-то… – сказал нерешительный голос со знакомым славянским акцентом.

– Да, Алекс, спасибо что позвонил. Что случилось?

Рейни сделал вид, что погрузился в беседу и не заметил подходящую Невилл. Но она шла напрямую к нему и остановилась в дверях его кубика с какими-то бумагами. Она была одета в темный брючный костюм, но пиджак был с рукавами по локоть, и она теперь не стесняясь носила тонкие разноцветные браслеты с мелкими бусами, кисточками и какими-то амулетами. Кстати это было красиво.

– Тут почта… – сказал Алекс, – Письма…

– Письма? – удивился Рейни, – Какие письма?

– Не знаю… – ответил Алекс немного испуганно.

– Письма? – встревожилась Немзис.

После того случая она болезненно реагировала на это слово.

– Откуда? – спросил Рейни, – Можно мне подъехать посмотреть?

– Да, – сказал Алекс с явным облегчением, – Да, посмотрите. И что мне с ними делать?

– Сейчас буду. Где-то через полчаса, – Он положил трубку и стремительно встал, готовясь уже выйти.

– Какие письма? Те самые? – внезапно спросила Немзис, напряженно выпрямившись и явно отчаянно мечтая реабилитироваться.

– Понятия не имею.

– Если что… Если это снова Призрак… – и не выдержала, – Можно мне тоже?

Рейни отрицательно покачал головой, но неожиданно для самого себя сказал «Да». Удивившись он торопливо вышел, не дожидаясь ее, она же бросила бумаги на его стол и побежала за ним по лестнице в подземную парковку и уже не спрашивая разрешения запрыгнула на пассажирское сиденье его машины. Он старался на нее не смотреть.

К счастью утренний траффик шел в противоположном направлении, и их дорога была относительно пустой, так что дорога действительно заняла немного времени.

Дом преобразился. Забор был не серый, а нежно-голубой; ворота и калитка стояли нараспашку, и страшные глаза-кляксы исчезли без следа. Сам участок покрыт зеленью и полон жизни и цветов. На веранде около дома сидела хозяйка с женщиной примерно такого же возраста (скорее всего соседка, подумал Рейни), и два малыша играли рядом с рыжим лабрадором. Хозяйка приветливо помахала ему издалека как приятелю, но Алекс жестом показал ей, что подходить не надо. Сам он был одет в джинсы и чистую футболку, на сей раз хорошо подстрижен и выбрит и источал обильный запах сигарет.

– Вот, – сказал он, открывая багажник знакомого зеленого субару, который стоял на том же месте.

Рейни надеялся на чудо, на то, что будет нечто похожее на старые письма, но в багажнике стоял пластиковый контейнер заполненный обычными конвертами. Навалом. Десятки, нет, наверное даже сотни.

– Мне с почты пришло письмо, – пояснил Алекс, и вид у него был перепуганный, – Спрашивают, буду ли я забирать почту. Оплата за почтовый ящик истекает, говорят. И спрашивают, буду ли я платить за него дальше.

– А что там? – спросил Рейни удивленно, просматривая конверты. Они были самые обычные. Одни с обратным адресом, другие без. И ни одно не напоминало то, что им хотелось увидеть на самом деле.

– Деньги, – сказал Алекс шепотом.

– Что? – удивился Рейни.

– А вы посмотрите, – сказал Алекс снова шепотом и протягивая ему надорванные конверты, – Я несколько открыл. Ну чтобы знать, – добавил он несколько оправдываясь.

В конверте без обратного адреса был чистый сложенный пополам листок бумаги, а в нем пятидесятидолларовая купюра. Никакого сообщения не прилагалось. Второй конверт был с обратным адресом, и в нем лежали две десятки. В третьем была сотня. В четвертом был денежный ордер на сорок. В следующем чек на пятьдесят.

Немзис стояла рядом в состоянии легкого шока. Похоже проверять на ДНК ничего особо не требовалось.

– Что это? – спросила она, хотя прекрасно понимала, что ответа она не получит.

– И что, все они такие? – спросил Рейни.

– Может быть… – сказал Алекс пожимая плечами, – Не знаю…

Рейни постоял и посмотрел на ящик, но потом все же любопытство взяло верх.

– Хорошо, – сказал он, – раз уж мы приехали, давайте искать, что все это значит.

Они начали вскрывать один за другим каждый конверт, в надежде найти хоть какие-то ниточки и объяснения, и в конце концов им это удалось. В некоторых конвертах кроме денег были действительно письма:

«Я вам посылаю еще двадцать. Больше сейчас не могу. Я вам должна еще двести сорок», говорилось в одном письме. «Пожалуйста, дайте мне еще месяц или два».

«Спасибо, спасибо, спасибо!» говорилось в другом. «Огромное спасибо! Я посылаю вам мой последний платеж, и мои обязательства считаю выполненными! Пожалуйста, если какой-то мой платеж случайно пропал, и вы считаете, что я недоплатила, то умоляю, сообщите мне! Я обязательно пришлю!» В этом письме был не только обратный адрес, но и имя, и телефон. Невилл выписала их к себе в планшет, а Рейни даже не стал заморачиваться.

«Мистер Тиккон, пожалуйста простите!» умоляло еще одно послание. «Я не выплатил, но я тогда не мог! И я потерял работу, как вы сказали. Я вас умоляю, помогите мне еще раз! Я обязательно выплачу! Я обещаю! Мне очень нужна работа! Позвоните мне пожалуйста, я готов на все условия. На любые!...» Мольбы, просьбы и восклицательные знаки обильно пересыпали это послание, а в конце тоже были адрес и телефон.

И так далее. Письма делились на три категории: с деньгами (это могли быть наличные, денежные ордера или чеки), с мольбами простить и помочь еще раз, и с благодарностями за помощь.

Рейни вспомнил разношерстную стопку денег, которую он тогда нашел у Тихона и остатки конвертов в камине.

– Как прошли похороны, – спросил он вдруг Алекса, – денег хватило?

– А? Да, все в порядке, – ответил Алекс чуть испуганно возвращаясь в реальность, – Даже осталось. Так что делать?

– Похоже… – начал Рейни, но остановился.

Похоже они нашли основной источник дохода старика Загорова, но этот источник пока все еще был загадкой.

– Давайте сделаем так, – сказал Рейни, – вы заплатите за почтовый ящик. Я думаю беды не будет.

– Ага, – сказал Алекс с облегчением, и Рейни подумал, что похоже тот уже заплатил, и теперь мучился, правильно ли он сделал.

– А мы пока разузнаем, наведем справки и позвоним вам о результатах. Идет? – спросил Рейни к еще большему облегчению Алекса.

Они выбрали только письма с информацией, передав деньги Алексу, а все остальное оставили как есть и попросили до прояснения обстоятельств ничего не делать с корреспонденцией.

 

На обратном пути Невилл перечитывала письма и просматривала конверты и даже не обратила внимания куда они едут. Наконец подняла голову и заметила:

– Этот телефон… 202 – это понятно Вашингтон, а 707 – что-то очень знакомое.

– Да, – ответил Рейни, – Библиотека Конгресса.

Он уже останавливал машину на зарезервированном месте на парковке около Национального Молла выставив знак ФБР под ветровым стеклом. И опять не дожидаясь и почти не оглядываясь на Немзис он вышел и стремительно направился к величественному серому зданию с огромным крыльцом.

Здание встретило их прохладой и покоем. Охрана кивнула на их удостоверения, но все же велела выгрузить содержимое карманов в пластиковый контейнер и пройти через металлоискатель. Затем показала, кто может дать информацию. И через несколько минут прогулки по мозаичным мраморным полам среди живописных колонн потом по длинному подземелью ведущему в соседнее здание они уже входили в нужное отделение.

Рейни не стал предъявлять удостоверение, не желая создавать ненужного ажиотажа.

– Можно ли поговорить с Бекки Северус? – спросил он у молодой женщины-клерка.

– Да, конечно, сейчас я ее позову, – ответила та, и вышла.

Через минуту она вернулась в сопровождении полной приветливой блондинки лет сорока в скромной косметике. Она была одета в цветастую блузку и темные легкие брюки, а на плечи наброшена голубая кофточка, так как в здании было холодновато.

– Чем могу быть вам полезна? – спросила она с живой искренней улыбкой.

Рейни попросил возможности поговорить наедине, и они вышли в просторный коридор.

– О боже мой! – воскликнула она, когда они протянули ей конверт и переводя взгляд с одного на другого, – Как оно к вам попало?

Рейни даже запнулся, не зная как начать.

– Мисс Северус… – начал он.

– Просто Бекки. Как к вам попало это письмо?

– Это ваше? – спросил Рейни.

– Да, мое! И это очень важное письмо, почему оно у вас? Я послала по адре…

– Да, мы знаем, – ответил Рейни, и начал объяснять в общих словах, что они расследуют некоторые обстоятельства связанные…

– Вы поймите, – перебила Бекки, – я должна заплатить! У меня договор, и эти деньги должны быть переданы по адресу.

– Они были, – ответил Рейни, – В смысле переданы по адресу. Просто адресат умер.

– Как?! – воскликнула Бекки и схватилась за грудь и вдруг спросила – А меня не выгонят?

– Почему вас должны выгнать? – удивился Рейни.

– Вот именно! – вдруг шепотом воскликнула она уже разговаривая с собой, – Почему? Я выплатила все, я выполнила… – И вдруг спохватилась, – А кто получил это письмо? Если адресат умер, кто получатель?

– Его сын.

– Да?! Ну так это же замечательно! Значит все в порядке?! – она явно испытывала облегчение, хотя это скорее было попытка самоубеждения, чем искреннее чувство.

– Скажите, что у вас был за договор? – спросил Рейни.

– Ну какая разница? – еще сопротивлялась Бекки.

– Пожалуйста, нам надо узнать об этом человеке. Так сказать природу его бизнеса… Он был как бы… – Рейни не знал что сказать.

– Рекрутер? – Невилл нашла слово, – агент по трудоустройству?

– Нет! – воскликнула Бекки, и добавила тише, – нет…

И замолчала, не в состоянии объяснить.

– Но он вам помог с работой? – спросила Немзис.

– Да… Он помог с работой, – и почему-то испугалась, – Это же легально? Правда ведь? Ничего нелегального в этом нет!

Но эти слова она произнесла скорее вопросительно. И ей очень хотелось убежать.

– Нет, ничего нелегального, конечно, – попытался успокоить ее Рейни, но она перебила.

– И я ничего не… – она не знала как сказать, – ничего не нарушила; тут никакой коррупции, ничего незаконного! – торопливо добавила она, – я подала заявление совершенно официально! Я прошла через все проверки! Моя квалификация…

– Да, да, понятно! – наконец перебил ее Рейни, – Никто в этом не сомневается. Просто скажите, что он делал, чтобы… Как вы его нашли, этого человека? В какой-то газете или на Крейг-листе? Вы ведь наняли его?

– Что?! Нет, конечно! – воскликнула она тихо вся полная противоречивых чувств, – Я не нанимала! И не я нашла, он меня нашел…

 

Как они поняли из ее сбивчивого рассказа, это случилось около пяти лет назад. Уже два года она была безработной, и в тот день как раз сломалась машина, на починку которой уже нужно было больше денег, чем она стоила. И потому она опоздала на интервью с очередным возможным работодателем, что впрочем было уже не важно, так как она чувствовала, что ее все равно не возьмут. И в этом состоянии измученная и взмокшая в своем единственном парадном костюме она сидела на лавочке около киоска с изумительно пахнущей шаурмой, и у нее не было денег даже на один бутерброд. Даже на один бублик. Только уличная толпа удерживала ее от того, чтобы не разрыдаться. Впрочем люди проходили мимо такие чужие и безразличные, что она чувствовала, что скоро на самом деле не выдержит.

– Я могу вам помочь, – сказал сиплый голос с сильным акцентом.

Она вздрогнула, и увидела, что на ту же лавочку садится человек, опираясь на палку. Он был неопрятный, в сером летнем свитере, потертом пиджаке и в старых брюках. На голове кепка. Серая короткая борода выглядела скорее длинной щетиной и не скрывала глубоких морщин. Искривленный нос делал лицо страшноватым.

– Я могу вам помочь найти работу, – продолжил незнакомец, глядя не на нее, а куда-то вдаль.

– Такая работа мне не нужна, – с нажимом ответила она, на самом деле размышляя, о том, что это за работа, и до какого предела она готова уступать. И планка уже была очень низкая.

– Такой работы я вам и не предлагаю, – ответил тот, – вы сами выберете работу. Я только помогу, чтобы вас взяли.

– Как? – не поняла она, – как это, чтобы взяли?

– Очень просто. Вы ищете работу, подаете резюме и вас берут.

– Так просто?

– Так просто.

– А в чем… – она надолго замолчала.

– Мой навар?

– Да, – наконец выпалила она.

– Вы мне заплатите шестьсот долларов, – ответил он.

– Вы смеетесь! – воскликнула она, – все что у меня есть это на метро в один конец.

– А я и не прошу сейчас, – ответил старик, – Вы заплатите когда устроитесь, когда начнете получать зарплату. И не сразу, а скажем за полгода.

Она надолго замолчала, пытаясь осознать, что он ей предлагает.

– И никаких больше… Ничего больше не требуется? То есть просто деньги? – она все еще не понимала, – у вас кто-то там работает? Знакомые?

– Где? – спросил он, и вопрос поставил ее в тупик.

– Ну там, куда вы хотите… типа… меня устроить…

– Я никуда не хочу, – ответил тот, – Это вы хотите. Вы ищете работу, вы подаете на нее заявление. Я даже не знаю, куда. И меня это не волнует.

– Но меня берут?

– Но вас берут.

– И если я ее получу, эту работу, я вам заплачу шесть сотен?

– Да.

– За полгода.

– Даже за год. Тоже нормально. Пятьдесят в месяц.

– А как вам это удастся?

– А это вам знать не надо.

– Ну как это…

Они надолго замолчали. Наконец она не выдержала:

– Я хочу просто знать, насколько это легально, может вы подкупите кого-то, а я потом…

– Я же сказал, я даже не знаю, куда вы подаете.

– Как? – опять спросила она.

Старик помолчал, потом шумно вздохнул, встал и начал уходить, тяжело опираясь на палку.

– Постойте! – она бросилась за ним, – я согласна!

В тот момент ей было уже совсем не важно, как он собирается это сделать. Все было абсурдно, нереально, но с другой стороны, ей уже было все равно.

– Хорошо, – сказал человек.

Он достал из кармана помятый сложенный вчетверо листок; это был бланк договора – блеклый много раз ксеро-копированный с выпавшими фрагментами.

– Заполните это, и начинайте подавать куда хотите.

– А… Это… Это заполнить и прислать вам?

– Нет, – ответил он, – Это заполнить и хранить у себя. И помнить, что вы мне должны. Когда начнете получать зарплату, то деньги посылать по адресу в договоре, – он потыкал пальцем в то место, где был указан почтовый ящик в Мериленде.

– То есть вам копия договора не нужна? – спросила она нерешительно.

– Нет. Это вам она нужна.

– А как же вы будете знать… Что я нашла работу?

– А мне не надо. Это вам надо, – сказал старик печально.

– Но ведь вы не можете контролировать! Если я не присылаю…

– То вы ее потеряете, – ответил он.

– Да вы что, – усмехнулась она, – Святой? Всевидящий? Экстрасенс?

– Нет, – ответил он, – Просто колдун.

От этих слов у нее мурашки пошли по коже…

 

Несколько дней после той встречи она возмущалась на себя, повторяя «какая все это чушь!» Через неделю, когда пришла пора какого-то платежа, а денег не было, она уже начала себя убеждать: «Да, конечно чушь! Но что я теряю?» И все же не могла заставить себя заполнить эту бумажку. Как будто вокруг этого нее витало горячее серое вибрирующее облако, спутывающее мысли и вселяющее страх, и взяв бланк со стола она сразу же бросала его обратно. Но все же какая-то последняя капля ее добила, и однажды вечером она села и заполнила. Сердце ее лупило в ребра, как будто она бежала стометровку, а руки тряслись, из-за чего почерк получился корявый и дерганый: «Я, такая-то, такая-то, в случае трудоустройства обязуюсь выплатить такую-то сумму за такой то срок…» Она написала год. Подпись, число.

И всю ночь она смотрела в потолок и думала о своей жизни, а сердце билось где-то в горле.

А наутро пошла в публичную библиотеку, зашла в интернет и подала документы в солидную фирму, на которую давно засматривалась, но никогда не имела ни малейшей надежды. Через две недели ее пригласили на интервью с рекрутером. Через еще две недели – на второе интервью, уже с возможным работодателем. Все было как в сказке.

– Прямо так и взяли? – шепотом спросила Невилл.

– Да… – испуганно ответила Бекки, – Прямо так и взяли.

– И он не знал, куда вас взяли? Он за вами не следил?

Она неопределенно пожала плечами.

– И вы выплатили?

Она еле заметно покачала головой из стороны в сторону, закусив губу.

Когда захватывает реальность, то все необычное в жизни пугает, и люди стараются забыть. Так случилось и у нее. «Просто повезло» думала она. Бывает долго не везет, а потом везет. Жизнь начала налаживаться, она купила подержанную машину в рассрочку, поменяла квартиру. И целый год все было относительно хорошо… Пока однажды отделение фирмы не закрылось внезапно и безо всякого предупреждения. Все, что у них было – это две недели на поиск новой работы. И конечно же их не хватило.

Это был полный шок, но даже тогда она не вспомнила. А только через пару месяцев новых безуспешных попыток подачи резюме она внезапно нашла в кармане своей старой сумки тот договор. Она поняла, что совершенно забыла про него! Словно кто-то выдернул из памяти. И посчитала даты, и ее тогда пробила дрожь.

Она надолго замолчала.

– И что дальше? – спросила Невилл с легким ужасом.

– А дальше… – ей было неловко говорить, – Я написала ему письмо. На тот адрес, на почтовый ящик. Умоляла простить. Обещала, что теперь точно пришлю. Дала мой телефон.

– И? – снова отреагировала Немзис.

– Два месяца молчания. Я уже потеряла надежду. И вдруг звонок, – она помолчала, – Говорит, что ему второй раз работать, значит проплатить придется за оба. То есть если заплачу вдвое больше, то поможет. Правда разрешил и срок вдвое больше. Два года. Я согласилась.

– И что дальше? – спросила Немзис шепотом, – Он прислал новый бланк?

– Зачем? Сказал написать просто по образцу, а старый сжечь, – ответила она пожав плечами, – Я написала такой же договор. На тысячу двести. И подумала – ну какого черта?! Если уж платить такие деньги, то не меньше, чем за федеральную работу!

Она выпрямилась и смотрела на них с ноткой отчаяния.

– И я подала, и меня взяли, – голос ее задрожал напряжением пробивающихся слез, и она выпрямилась, – И я на сей раз выплатила все до цента! И это легально! И жив он или нет это не важно. Ведь он же колдун, значит где бы он ни был он знает… Я заплатила все! Так что вы как хотите меня расследуйте, но…

– Мы не вас расследуем, – постарался успокоить ее Рейни, – Мы расследуем совсем другие обстоятельства. Спасибо вам большое, вы нам дали очень важную информацию. И не волнуйтесь, во-первых, мы не собираемся ни с кем об этом говорить, во-вторых, федеральную работу вы вряд ли потеряете, разве что будете делать что-то очень нехорошее. И кстати запишитесь в рабочий союз… На всякий случай…

 

Когда Рейни загнал машину в подземный гараж конторы, они вышли и Невилл вдруг спросила:

– А давайте позвоним и по другим телефонам? Ну просто для проверки.

– Сама, – ответил он, – если интересно, то звонить и говорить будешь ты. И не из кабинета.

Они вышли на улицу и сели на лавочке поодаль от людей. Рейни наблюдал поток прохожих и слушал чириканье птиц в зелени, а Невилл начала методично один за другим набирать те немногие номера, которые оставили неизвестные клиенты старика Загорова. Она ставила телефон на громкую связь, чтобы Рейни тоже слышал беседу.

Это было непросто – уговорить людей рассказать о чем-то столь необычном, и некоторые просто отказывались. Но оказалось, что таланты Немзис включали и умение общаться. Она на ходу придумывала легенду, уговаривала, благодарила, и некоторые начинали отвечать. Рейни наблюдал это общение с удивлением, которого старался не показывать.

После того, как поток звонков почти иссяк, выяснилось, что это была практически единственная услуга, которую предоставлял населению старик. Действия его были поразительно однообразны. Он находил людей на улицах, в парках и забегаловках, как правило отчаявшихся и потерявших надежду. И предлагал помочь. И недостатка в клиентах у него не было.

– Да, я нашел работу, – говорил очередной клиент, – год назад. И решил заплатить.

– Да, взяли, но я забыл выплатить, и потерял работу, – говорил другой, – Написал ему, и он мне позвонил, велел платить в два раза больше. Вот выплачиваю. А что? Да, теперь работаю, все отлично.

– А что, можно уже не платить? Если умер… – спрашивал третий, и добавлял нерешительно, – а что правда теряют работу? А кто получит деньги? Сын? Я лучше выплачу… А то кто его знает…

Последний звонок Немзис сделала тому клиенту, который умолял простить.

– Умер?! Нет! О боже! Проклятье!!! Что же мне делать?!

Человеку в трубке было явно за пятьдесят, и Рейни даже представил себе полноватого, лысоватого… Почему-то похожего на покойного сыщика. Сценарий был стандартный: получил работу, забыл заплатить, потерял работу.

– Вы мне скажите, – настаивал голос, – другие тоже теряли работу, если не выплачивали?

– Да, – ответила Немзис.

– Но скажите, я вас умоляю, – воскликнул голос, – может он простит?!

– Он умер, я же вам сказала!

– Да… Но все же… Были ли те, кого он прощал? Помогал снова?

– Да, но…

– Да?! Как?! – голос сбился на тонкие визгливые умоляющие нотки, – Скажите как? Что они делали? Что он им приказывал?! Пожалуйста!!!

Немзис замолчала на какое-то мгновение, посмотрела на Рейни и вдруг начала рассказывать!

Двейн сделал брови домиком и начал в упор на нее смотреть, всем своим видом показывая: «ты это всерьез?». Она сначала явно ужасно смутилась, но постепенно выпрямилась даже с некоторым вызовом, как бы отвечая: «Да, и не стесняюсь!»

– Спасибо! – выпалил двойник мистера Рустера, – Тысячу двести за год-два, это вполне…

– Вы поймите, он умер! – напомнила Немзис.

– А кто получит деньги?

– Его сын.

– А ну так какая разница, что умер?! Ведь он же колдун! То есть знает! – голос уже явно наделял Тихона свойствами чуть ли не бога, всевидящего и всемогущего, – И потом это если возьмут. Вы же сказали, что ее взяли… Спасибо! Спа…

Голос отключился на полуслове.

– Ты не только суеверна, но и вовлекаешь в это других, – сказал Рейни.

Немзис сначала потупилась, но потом решительно встретила его взгляд.

– Я просто хотела помочь, – сказала она.

– Это не та помощь! – воскликнул Рейни, – И это не та мотивация! Это поддержка в суеверии! – он покачал головой, – Я понимаю, что когда многие люди совершают один и тот же глупый поступок, то кажется, что он от этого становится не таким глупым и даже выглядит нормой, но это только кажется!

– Может быть! Но я хотела помочь, – ответила Немзис, встала и направилась к зданию.

– Ты бы ему помогла если бы… – начал Рейни поднимаясь и следуя за ней.

Но замолчал и не знал, как продолжить. Он вдруг понял, что даже не знает, что сказать.

– Если бы что? – она словно услышала его мысли и повернулась уже с вызовом, – если бы что? Помолилась за него в церкви? У нас каждое воскресенье зачитывают список тех, кто просит помолиться. Это помогает? Некоторые в этом списке годами. Послать его в бюро по трудоустройству или на сайт? Я думаю он уже там был. А тут реальная помощь.

– Какая она реальная, что ты говоришь!? – воскликнул Рейни неожиданно куда более эмоционально, чем собирался, – Вуду какое-то! Где тут реальность?

– Он получил работу, – ответила Немзис, – Они все получали! Так?!

– Нет, не так! – отрезал Рейни, – Просто письма пришли только от тех, кто получил! А те, кто еще сидит без работы, и ждут, что на них она свалится, естественно ничего не посылают. И ты не знаешь, сколько таких.

Немзис внезапно растерялась от его слов, а Двейн продолжил уже тише и спокойнее:

– Это чисто психология! Игры подсознания! Как эффект плацебо. У нас был тренер по баскетболу в школе, он если видел талантливого парня, которому не доставало роста, то брал с него расписку, понимаешь, расписку! Что тот обязуется за такой-то срок вырасти на столько-то. А потом гонял этих ребят растяжками и прочими упражнениями. И они вырастали! Понимаешь?! Они вырастали, иногда на дюйм, на два! Безо всякой мистики. Так что напиши обязательство и выполняй, и ты увидишь, что оно работает. Сформулированные намерения плюс действия это во много раз сильнее, чем просто мысли и мечты. Они получали работу просто потому, что сформулировали намерения и потом воплощали их в жизнь. Подавали резюме, получали отказы, учились на ошибках. И каждый раз делали это немного лучше, чем в предыдущий раз, и однажды это срабатывало!

Немзис помолчала, но потом упрямо ответила:

– Мы не знаем, что срабатывало!

Рейни развел руками не зная, что еще добавить, но голос сзади вывел его из этого состояния.

– А, дорогой, вот ты где! – сказала Лора только что появившись из дверей конторы, – А я тебя ищу, звоню! Ты готов?

Она была одета в облегающее красное платье с декольте и сделала прическу и цвет волос под молодую Ким Бессинджер. Черная сумочка и туфли на каблуках и какая-то бижутерия дополняли картину. Она выглядела как всегда ослепительно, и прохожие невольно на нее оборачивались. Рейни напротив испытал неловкость и растерянность, особенно когда увидел в ее руках бумажный фирменный пакет для покупок от Бвгари. Он даже задохнулся от ужаса, что она могла купить.

– Готов? К чему? – спросил он напряженно.

– Я послала тебе письмо, емейл!

– Емейл? О чем?

– Как о чем? Юбилей! – сказала она глядя на мужа, переводя взгляд на Невилл и уже чувствуя беспокойство, – она говорит тоже послала тебе емейл!

– Кто? – спросил Рейни удивленно хлопая по своим карманам и обнаруживая отсутствие своего телефона, – Зачем?

– Ну как же! Барбара! Она приглашала нас на ее юбилей! Пикник у нее дома! Мы уже опаздываем! – и увидев его полное удивление добавила, – и не говори мне, что ты все забыл! Ты ничего не забываешь!

– Забыл? – сказал Двейн, – Я даже не слышал об этом. И ее юбилей через месяц!

Он решительно взял жену за локоть и повел от дверей конторы, подальше от нескольких сотрудников, которые стояли у главного входа и откровенно обозревали Лору с ног до головы, и от Немзис, которая замерла открыв рот, провожая их испуганным и потрясенным взглядом.

– Мы обязаны прийти! – возмущалась Лора выкручивая и освобождая свою руку, – Я обещала. И это как будто и ты обещал! Это для твоего же блага! Для нашего!

– Ты ничего не перепутала? Я же тебе говорю, что ее юбилей…

– Сейчас! – воскликнула Лора гневно, – И она приглашала нас обоих!

– Прошу прощения, – внезапно успокаиваясь заметил Двейн, – Если она приглашала нас обоих, то почему я об этом не знаю? Ни про какое приглашение! И так внезапно я не готов, у меня работа. Ты иди, если хочешь. Ты на своей машине или вызвать тебе такси?

Он махнул рукой такси, достал три двадцатки из кошелька и вручил Лоре. Она смотрела на него таким взглядом, словно он разрушил мечту ее жизни. Еще раз. Потом перевела глаза куда-то вдаль, и проследив, куда она смотрит, Рейни увидел Невилл, которая все еще стояла на том же месте. Увидев, что они на нее смотрят, она внезапно повернулась и стремительно пошла в здание.

– Понятно, – сказала Лора с вызовом, – Мне понятно, какая у тебя работа.

Гордо подняв голову она надела роскошные темные очки и села в машину.

– Ой, не надо изображать королеву драмы, у тебя не получается, – заметил Двейн, закрыл за ней дверь и ушел в соседнюю кофейню.

Через несколько минут он поднялся в свой кубик с бумажным стаканом кофе, сел за стол и долго приходил в себя. Пока не появилась Немзис. Она тихо нарисовалась у входа в его кубик и долго не могла произнести ни слова. Когда наконец у нее это получилось, то это был вздох восхищения:

– Она такая красивая… Ваша жена…

– А? – Рейни удивленно поднял на нее взгляд, – Что?

– Красивая, – ответила Невилл.

– Да, красивая, – сказал Рейни протокольным голосом, отворачиваясь, включая компьютер и испытывая острую неловкость и досаду.

– А что вы скажете Алексу? – спросила Немзис.

Похоже она за этим и пришла. Двейн пожал плечами и достал свой сотовый.

– Алекс, – сказал он, когда тот ответил, – это агент Рейни. Можешь не беспокоиться, и использовать эти деньги. Это был как бы бизнес твоего отца, так что все это принадлежит тебе. Какое-то время ты еще будешь получать такие письма; пользуйся, не волнуйся.

– Да? – удивился и обрадовался тот, – А… это… как… налоги?

– Налоги? – Рейни удивился, посмотрел на Невилл и чуть закатил глаза, удивляясь наивности, – Посмотри, как их оформлял твой отец в декларациях. А лучше спроси жену.

Он был уверен, что та спокойно заберет наличность, оставив для налоговой декларации только чеки и ордера, но как федеральный работник он не собирался объяснять это вслух при посредничестве телефона.

Он попрощался, отключился, бросил телефон на стол и какое-то время молчал глядя в пространство и забыв про Невилл.

– Она вам изменяет? – спросила та внезапно, – вы так с ней…

– Что?! – Рейни поднял на нее потрясенный взгляд и несколько мгновений пытался понять, что она спрашивает.

– Ой, я прошу прощения!

Ее лицо свело от ужаса от совершенной бестактности. Немзис закрыла, вернее захлопнула себе рот ладонью и стремительно выскочила.

Рейни покачал головой, снова повернулся к компьютеру и увидел бумаги Невилл, брошенные ею утром на его столе. Это были опять университетские бланки ее и Стивена. Скоро начнется новый семестр. «Только этого мне не хватало!» подумал он.

Какое-то время он читал новые файлы, но у него не получалось сосредоточиться. Он вышел погулять по коридору и случайно бросил взгляд в окно. Внизу на улице Невилл выясняла отношения с каким-то молодым человеком. Он был высокий, крепкий, темнокожий и весьма привлекательный в отличном черном костюме и галстуке. «Нет», подумал Двейн, «он работает точно не здесь, я его никогда не видел». Она как всегда тоненькая и элегантная. Двейн видел их с высоты своего этажа, но ему не нужно было их слышать, чтобы понимать, о чем они говорят. Он что-то требовал и в чем-то упрекал, она достаточно упрямо опровергала, отвергала и от чего-то отказывалась. Нет, скорее на чем-то настаивала. Он похоже хотел отношений, она хотела независимости. Иногда она оглядывалась на окна; наверное вышла на пару минут, вызванная звонком, и теперь оказалась невольно втянутой в выяснение отношений и уже спиной ощущала сотрудников, наблюдающих сцену. Она пыталась увести его от окон, он напротив старался донести свое сообщение «окнам». В какой-то мере ему это удалось...

Вечером первое что он увидел в доме это рыдающую Лору. Она сидела забравшись с ногами на диван в прихожей в своем красном платье с расстегнутой молнией на спине. В руках был бокал белого вина. По запаху это был мускат. Двейн поискал глазами и увидел под диваном закатившуюся бутылку. Пустую.

– Что случилось? – спросил он садясь рядом.

– Почему ты меня не остановил?! – наконец сквозь слезы промычала она.

– Ну что случилось-то? – спросил он, гладя ее по плечу.

Она подобралась ближе и уткнулась лбом в его шею. Двейну стало ее жалко и он обнял ее. Но думать получилось только о содержимом ее бокала.

– У нее юбилей через месяц! – промычала она и шмыгнула носом.

– И я тебе об этом сказал, – терпеливо заметил он, – Пару раз.

– И я приехала как ду-у-ура… – она опять разрыдалась, – я не поняла-а… Я все перепутала! Почему ты меня не останови-ил?! – и рыдания пошли по новому витку.

– Как скажите на милость я мог тебя остановить? Ты меня никогда не слушаешь! – ответил он терпеливо, – Ну какая катастрофа случилась? Тебя что, выгнали?

– Не-ет! – Лора наконец отшмыгалась, высморкалась в покрывало, и глубоко вздохнула.

Она приехала к Брейди домой, где все и выяснилось. Та в тот день работала из дома, приняла Лору приветливо, и видя как она расстроена произошедшим непониманием, напоила вином и они проговорили весь вечер. Рейни сразу с ужасом представил, о чем его начальница разговаривала с его не очень трезвой женой. Наедине! После чего Брейди вызвала ей такси и отправила домой снабдив еще одной бутылкой, которую Лора сейчас уже почти прикончила.

– Ну видишь, – сказал Рейни успокаивающе, хотя у самого ощущения были куда менее приятные, – Видишь, ничего страшного не случилось. Просто повидались, побеседовали…

– Ты пойдешь со мной на юбилей? – спросила она снова шмыгая, – Только не говори свое «мгм». Скажи просто да или нет. Нет, просто да. Она очень хотела нас видеть!

Рейни напряженно выдавил из себя:

– Ты же знаешь, я терпеть не могу всякий такой официоз.

– Но там будут и шеф, и другие сотрудники!

– Именно это я и не люблю!

У Лоры снова скривилось лицо и из глаз побежала новая порция слез и она издала звук, похожий на долгое «и-и-ы-ы-ы…»

– Ну ладно, – сказал Рейни тихо и уныло ненавидя свою капитуляцию, – Да, я пойду с тобой. Да. Да. Да. Пойду.

– Точно? – спросила она робко и с надеждой.

– Точно, – ответил он мрачно.

Он вздохнул, взял ее руку с бокалом в свою и потянул бокал к своим губам. Она сначала расфокусировано смотрела на его руку, потом вздрогнула издала звук похожий на поросячий визг, отдернула свою руку почти от самых его губ и в один момент проглотила содержимое бокала. Потом уронив бокал на ковер и зажав рот рукой она с трудом быстро-быстро засеменила в ванную, где судя по звукам подарила только что выпитое унитазу. В довершение там что-то еще грохнулось и разбилось.

«Ситуация полное дерьмо!» мрачно прозвучало в его голове голосом шефа.

 


Вернуться в оглавление

 

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios