Mar. 17th, 2016

yeshe: (Default)

Глава 46. Мэгги

Двейн Рейни. 26 Апреля

– И я чуть не шлепнула своего мужа! – сказала Мегги счастливо улыбаясь и хлопая себя по коленке, – Из моего табельного оружия!

Она словно сошла с рекламы пенсионного фонда, крепкая старушка проживающая свою здоровую счастливую старость. Худощавая и седая, она была одета в серый спортивный костюм, на куртке была нашивка NRA. Волосы коротко подстрижены, глаза полны молодой энергии.

– Пока работала, как-то держалась, – Мегги взмахнула рукой, – а когда вышла на пенсию у меня был такой запой, что начались глюки! И однажды пришел некто черный и мохнатый, – она понизила голос, сделала страшное лицо и изобразила когти, – Представляете?!

Рейни и Грей поежились в ответ на ее счастливый смех.

– Очень рекомендую! – добавила она, располагая перед Рейни блюдце с двумя крошечными цилиндрическими пирожными из нескольких слоев пористого суфле с розочками наверху. Такое же блюдце она поставила перед Греем.

Стол был не просто стол, а художественное произведение в лубочном стиле. Маленькие чуть кривоватые чашки с аляпистым голубым узором, белые кружевные салфетки, вишни в вазе, баночка-свеча, разливающая вокруг аромат ванильного мороженого – все было словно на картинке в народном стиле. Они чувствовали себя медведями за кукольным столом погружая серебряные ложечки в суфле.

– Ну! Я же говорила! – восторженно сказала она, когда положив кусочки в рот они оба от неожиданности приподняли брови. Вкус был действительно необыкновенным.

– Мой психотерапевт сказал, что зависимость очень трудно преодолеть, – продолжала Мегги гордо, – Зато можно одну заменить на другую, более безобидную. Я выбрала чай! – Она начала разливать из фарфорового чайника нечто пахнущее парфюмерным магазином, – думаю это все же лучше, чем однажды очнуться и увидеть рядом кого-то в луже крови!

Она снова разразилась счастливым смехом.

– А что муж? – спросил Томас мрачно.

– Сбежал, – махнула рукой она чуть погрустнев, – На прощание подарил мне картину, – она показала на дальнюю стену над диваном, где на бежевых обоях висело полотно в темной раме, большой темно-багровый постер с адскими чудовищами, пожарами и страшной женщиной в крестьянской одежде и в шлеме посередине, Картина резко диссонировала с убранством комнаты из светлого дерева.

– Называется «Безумная Мегги»! Ранний Брейгель старший, когда он еще подражал своему учителю Иерониму Босху. Достойное полотно. В смысле достойно учителя…

– И вы ее повесили на стену? – спросил Томас подходя к картине и разглядывая фантасмагории ужасов.

– Конечно! – сказала она бодро, – Своему страху надо смотреть в глаза!

Потом смех ее стих и она добавила серьезно:

– Я его понимаю и не виню. Так даже лучше; надеешься только на себя, полагаешься только на свои силы, – Она выпрямилась и челюсти ее сжались, – Сначала как конец света, а потом становится легче. Быстро. И кстати, с тех пор как он ушел, мне гораздо меньше хочется выпить! – Она направила палец пистолетом прямо в грудь Рейни. Потом поднялась и расставила перед гостями чашки с розово-желтым горячим напитком, который она считала чаем.

– С тех пор больше ни капли, – сказала она, поднося чашку к носу и вдыхая аромат с явным наслаждением, – только чай!

 

Беседы с Майклом, Аланом и прочими друзьями Грея принесли свои результаты. Стрельбища и ружейные шоу это любимое развлечение полицейских, военных и других работников силовых структур. И всегда найдется кто-то, кто знает кого-то, кто знает кого-то. Круг таких знакомых был очень широк, и несколько звонков Майкла сделали свое дело и вывели на агента того самого отделения ФБР, которая к счастью по-прежнему проживала в Пенсильвании, то есть в двух часах езды от Вашингтона. Так что вернувшись из поездки, сдав документацию и отчитавшись в первый же вечер Грей и Рейни снова провели за рулем. Здесь на лесном берегу красивейшего озера проживала свою одинокую и относительно счастливую старость Мэгги Батиста, украшая дом керамикой собственного изготовления и коробочками экзотического чая.

– Помню ли я тот случай? – Мэгги покачала головой, – Его трудно забыть. Эта змея отымела по полной программе всех, и своих, и полицию, выломала руки, накопала компромат, не пожалела собственного мужа, а он был очень достойный офицер. Не без греха конечно, но кто кинет камень?! Вытащила все на местные новости, и одна осталась принцессой в белом.

– Мужа?! – ужаснулся Томас.

– Вот-вот! Он подписал развод безропотно, и уехал куда-то в тьму-таракань. Кое-кто потом тихо ушел на пенсию, кое-кто слег с инфарктом. Сам шеф отдела, который ее назначил на это дело, проклял все на свете. И мы все облегченно вздохнули, когда она свалила в центр. Причем я знаю, наш шеф предупреждал ваше начальство, но оно не послушалось. Вот теперь и кушайте полной ложкой.

– Так все же, что вы помните? Что можете рассказать? – спросил Томас.

– Вы читали это дело? – спросила она.

– Э… тут сложности… – сказал Рейни, – Я сам не проверял, но друг говорит, что тихо наводил справки, и этого дела больше нет в хранилище.

– Блеск! – она хлопнула в ладоши, – Почему меня это не удивляет? Ну хорошо, слушайте. Что помню расскажу.

 

То, что она говорила, во многом совпадало с тем, что рассказал Карл. Только рассказ Мэгги был полнее, красочнее и изобиловал подробностями. Особенно бюрократическими.

– Так это Кэмпбелл убивала пациентов или нет? – спросил Грей, когда она закончила.

Мэгги вздохнула и задумалась.

– А я ведь так и не знаю… – наконец сказала она тихо, – Только отпечатки пальцев на упаковке, больше ни-че-го! Но ведь и аптекарь тоже «наследил».

– Но она сбежала, – заметил Томас, – Это же что-то значит?

Мэгги вздохнула и еще больше задумалась и покачала головой.

– Сейчас по прошествии времени я не больше понимаю, чем тогда. Я не возьмусь судить.

– А тело? – спросил Грей, – естественные причины? Никаких признаков насильственной?

– Тело.. – ответила Мэгги мрачно, глядя куда-то в свое прошлое, – самый настоящий ночной кошмар. Про который никто не говорит, но… Это пожалуй самая большая загадка этого дела.

– Что? – спросили оба.

– Вы понимаете, анонимный звонок. Кто-то ехал по мосту, увидел и позвонил, что в такой-то речке на берегу лежит тело. Приехала команда, отвезли в морг, обследовали берега и все такое. Тело распухшее, местами почернелое, ни рук, ни головы, ноги по колено… Следы зубов хищников. Остатки одежды. Татуировки все же кое-где заметны. Местная полиция запустила в базу данных, получили результат, оповестили…

Она опять надолго задумалась, потом спохватилась.

– Эта мартышка понятно на коня, и «вылетаю прямщас»… И взяла на опознание того бойфренда. Телезвезду. Еле уговорила! Обещали хороший отель и питание за счет департамента конечно, потому как за свой счет он отказывался. И еще в качестве эксперта она взяла Эми, мою подругу, мир ее праху… Ей до пенсии тогда оставалось очень немного, и висела на ней гадкая проблема, выкопанная этой змеей. И Эми совсем не хотелось сражаться за правду. Они опознали и все подписали без сучка-задоринки, все было шито-крыто, дело закрыто! Даже ДНК не понадобилось, тем более, что там на месте тогда все равно не было такой лаборатории, все посылали в центр и ждали результатов месяцы… Ну и решили махнуть рукой. Зачем тратить деньги департамента на все это, если и так ясно.

Она замолчала на какое-то время.

– Проблема только в том, что Эми поддавала не хуже меня, и когда мы однажды крепко напились… А было это года два-три спустя после того случая… Она плакала и ругалась как сапожник. Тогда она мне и призналась. Я даже протрезвела, потому и запомнила.

– В чем?

– А вот в чем! Она думает, что это была не Кемпбелл! Другая женщина.

– Что?! – удивились оба, – Как это вообще возможно?!

– Хотела бы я знать!

– Я не понял, – сказал Рейни, – Разве может быть у двух человек одинаковые татуировки, одинаковая комплекция и все такое?

– Вот именно! – воскликнула Мэгги, – И я о том же. И Эми это смекнула. Так что вопрос открыт, кто это был и как это сделано? Зачем это единственное, что понятно.

– Почему она решила, что это другая женщина?

– Потому что хоть полиция уже сфотографировала ее татуировки, но фото были плохого качества, и Эми поручили сделать это еще раз от нашего департамента. Она и сделала. Осматривала и фотографировала. Она и приметила, что на одной тату была еще плоская родинка, бледная, слабо различимая. А у трупа, который они осматривали, родинки не было. Ну цвет, пятна, раздутость и все прочее конечно с поправкой на пребывание трупа в воде. Про комплекцию вопрос не вставал, ведь точный вес установить невозможно, но при жизни это была явно очень полная женщина, как и наша медсестра, которая тогда весила под триста фунтов, а что было после не ясно, все-таки два года прошло… Тату в точности до деталей. Эми отозвала Брейди в коридор и сказала о родинке, на что та ответила, что Эми ничего не смыслит и все придумывает, что после пребывания в воде… бла-бла-бла… бойфренд опознал и все такое… и велела подписать, а не то хуже будет.

Они все замолчали, пытаясь осмыслить ситуацию, а главное ее последствия и выводы. И сразу это не получалось. Ситуация продолжала оставаться абсурдной и бессмысленной. «Подделать» труп, чтобы сбросить со следа полицию – это было нелепо, когда есть масса методов, включая ДНК, чтобы установить истину. И выводов напрашивалось только два – либо преступник страшно везуч, либо Барби напрямую замешана и участвовала в этом «представлении»! Рейни был потерян и не знал, что думать. И наконец спросил:

– А кто дал распоряжение кремировать?

– Насколько я поняла, это был запрос местных, у них был очень маленький морг, а наша мартышка не возражала… А транспортировать тело… Ну кому и куда? Одинокая женщина. Бойфренд отказался… Наследства ему не отвалилось, они же расстались…

Все помолчали какое-то время, слушая как потрескивает фитилек свечи и пытаясь уложить все услышанное в голове. Это не получалось. Рейни открыл рот, чтобы что-то еще спросить, но передумал. Грей тоже выпрямился и тоже собрался, и тоже промолчал и помрачнел. Наконец Мегги вздохнула и покачала головой:

– А что самое неприятное во всей этой истории, что компромат на сотрудников копал кто-то изнутри. Мне не хочется так думать, но выглядело очень похоже! – Мэгги замолчала и долго смотрела в стол невидящими глазами, – И может она им за это заплатила тем, что забрала с собой. Не уверена на сто процентов, но все же…

– Но К… – Двейн запнулся, – один из них пришел в отдел позже, после этого случая…

Мэгги посмотрела на него с симпатией и сожалением.

– Не знаю, кто это тебе сказал, но за это я поручусь. Те двое, кто уехали с нею, оба были активными участниками всего этого дела. Никого больше она не приглашала. Ваш К., если это Кардоси, был тогда ее главный любимчик тире доносчик и этого не скрывал, а этот… как его… Бек… ничего не могу сказать… просто мальчик на побегушках. Молодой, только-только пришел. Но его она тоже взяла; это что-то значит? Кстати, он сопровождал Кемпбелл, когда она пропала, в тот самый день…

 

Они сидели в машине, собравшись в обратный путь, и молчали. Рейни сидел за рулем глядя невидящими глазами на обочину и несколько домиков в зелени.

– Ну что, поехали? – опять спросил Грей.

– Да, – ответил Рейни не двигаясь с места.

И похоже было даже не понимал, о чем его спрашивают.

– Не переживай, – Томас слегка двинул его кулаком в плечо, – Человек слаб. Знаю по себе.

– Да, – опять ответил Двейн приходя в себя, – Главное… что дело… Может оно и не пропало? Может имеет смысл проверить? Мэгги наверное могла бы позвонить… По старой памяти…

Он внезапно вышел из машины и пошел обратно к дому Мэгги. Томас покачал головой, выругался, вышел из машины, достал сигареты и приготовился к долгому ожиданию.

 


Вернуться в оглавление




Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios