Mar. 16th, 2016

yeshe: (Default)

Глава 45. Пробуждение

Маркус Левин. 26 Апреля

Он сел на кровати и застонал – голову словно ударили кувалдой. Он зажал виски запястьями, но это не помогло. Глухие удары боли теперь раздавались ритмично в такт с пульсом – в висках, в затылке и в глазах.

– Доброе утро, – сказала Кицунэ с подушки.

– А… да... утро.. – ответил Маркус, чтобы не спорить об определении «доброе». На вопросы у него не было сил. На эмоции тоже.

Он поискал глазами и в конце концов обнаружил свои шорты на полу, наклонился и чуть не закричал от боли. Наклониться за майкой он уже был не в состоянии.

Шмуэль пил чай. Он теперь уже мог сам передвигаться и чувствовал себя намного лучше.

– Никогда не пей пиво с крепкими напитками, – встретил он Маркуса озорной улыбкой.

– Скажи мне это вчера, – только и сумел пробурчать Маркус.

– Таблетки вот здесь, – Шмуэль показал на шкафчик.

– Спасибо. Помню. А… Шмуэль, я кажется не один…

– Я знаю, – ответил счастливый старик и повернулся к двери кухни.

Кицунэ стояла в проеме, одетая в футболку Маркуса. Почему женщины так любят надевать одежду мужчин?

Маркус попытался поднять взгляд на ее лицо, но не донес. Максимум, что он осилил – ее голые босые ноги.

– Кицунэ, Шмуэль, мой дед, – представил их Маркус друг другу, не вдаваясь в мелкие подробности родственных отношений. И добавил для нее, – у нас тут как бы мальчишник…

– Привет, – сказала она явно смущаясь и стараясь оттянуть футболку ниже, – У вас есть соленые огурцы?

У Маркуса не было сил на удивление. Он открыл холодильник, доставая сок запить таблетки и опять скорчился от приступа боли, уступил ей место. Она еще смущаясь заглянула туда и достала баночку огурцов, вылила из нее сок в стакан и протянула Маркусу.

– Выпей, это поможет.

– Что? – у него не было сил на эмоции.

– Выпей, не бойся. Если хочешь я тебе расскажу о химических процессах в мозгу, и почему это тебе поможет.

– Вот ему, – сказал Маркус, указывая на Шмуэля и бросил таблетки на язык, – про мозги в голове это к нему, – добавил он шамкая таблетками на языке, – Ко мне это когда они на мостовой… впрочем, упс, уже даже и не ко мне.

– Между прочим, правильный совет, – включился Шмуэль и начал с увлечением рассказывать о том, как спиртное вызывает отек тканей и одновременно обезвоживает сосуды…

– Да, да, спасибо… – Маркус выглотал смесь, – Аххх…

Ему ударило в нос уксусом и солью и волна облегчения пошла в глаза. Зрение стало проясняться. Удары внутри черепа тоже стали тише.

– Джон Хопкинс университет? – спросил Шмуэль у Кицунэ, – Кто у вас преподает микробиологию?

– Доктор Оберштамм, – ответила она.

– О! Это хорошо! Мой ученик. Талантливый мальчик, но очень заносчивый.

– А как ваша фамилия? – робко спросила Кицунэ.

– Вайзман, – ответил за него Маркус, – Да, да, тот самый учебник.

– О! Доктор Вайзман? – только и смогла ответить Кицунэ, оттянула майку еще ниже и исчезла из кухни.

А Маркус смотрел на часы и пытался сообразить, сколько часов у него до смены и сможет ли он прийти в себя за это время? И где к черту его машина?

 

Смена началась тихо и сонно. Вызовов пока не было; Маркус налил себе кофе и опустошенно сидел на диване перед телевизором. Габриель и Крис подготовили машину, Крис мрачно махнул ему рукой издалека и ушел домой.

Габриель вымотанный после смены тоже налил себе кофе и сел на другой край дивана. Оба долго молчали, наконец Габриель не выдержал.

– Девочка. Не выжила. Проезжающая машина ударила и уехала. Даже не успели довезти. Большая потеря крови, переломы, разрывы внутренностей… Восемь лет.

Маркус посмотрел на Габриеля и молча чуть кивнул головой. Что тут можно сказать? Они оба ненавидели и боялись таких ситуаций – умирающий у тебя на руках ребенок. Габриель помолчал, потом кашлянул. Не чтобы прокашляться, а чтобы привлечь внимание.

– Прости меня, я свинья, – сказал он и голос его сорвался.

И поскольку Маркус продолжал молчать и смотреть в телевизор, он продолжил.

– Тогда я… просто был очень зол на тебя… Я не знал, что это не ты… – он задохнулся от того, что собирался сказать, но все же продолжил через силу, – Я… хотел найти тебя, звонил… позвонил Тали…

– Что? – Маркус начал приходить в себя.

– Наговорил лишнего… – Габриель опустил голову еще ниже и пожал плечами и начал мелко трясти ногой, – Я потом пытался позвонить и сказать, что это ошибка, но она не отвечала…

Маркус молчал. Он чувствовал себя как будто упал с десятого этажа. Габриель перестал трясти ногой, но начал чуть раскачиваться вперед-назад. И поскольку Маркус молчал, он продолжил сбиваясь.

– Тут у меня закрутилось… Всякое… Но я с ней поговорил. Вчера... Нет, позавчера… Наконец... Ездил в университет. Нашел ее… Тали… Объяснил…

Они опять долго молчали.

– Она… плакала.

Маркус вдруг начал понимать, почему Тали ушла тогда вечером, когда он приехал с выставки. И может даже она пошла к нему, к Алберту. И все это время она считала, что Маркус ей изменил, потому не отвечала… И прошло достаточно времени, чтобы… случилось то, что случилось. И сегодня она хотела уйти к нему, Маркусу, обратно. Через клинику…

– Не переживай, – сказал он хрипло, – Просто оставь. Все кончено все равно.

– Нет, не кончено! – вдруг горячо начал Габриель, – Даже если… Ну даже если у них что-то было, то ведь это же потому, что она думала… Ну ты понимаешь. Я свинья, я! Это моя вина! Ведь ты не можешь ее судить за чужой проступок!

– Я не сужу, – сказал Маркус пустым голосом. – Они ждут ребенка.

Габриель словно получил удар поддых, и так и остался сидеть с открытым ртом. Весь его энтузиазм внезапно закончился.

Маркус наконец вышел из транса и повернулся к нему.

– Два года! Понимаешь! – Маркус начал неожиданно громко, но начал снижать тон, – Два года мы с ней встречались, и ни разу она не забыла противозачаточные. Ни разу! А тут вдруг несколько дней, и… – он уже поднял руки, чтобы шлепнуть тыльной стороной одной ладони в другую, но вдруг подумал, что это может обидеть Абигейл. Словно она сидела напротив и смотрела на него. Маркус замолчал и отпустил плечи. Он положил руки, не зная, что с ними делать, и добавил уже тихо, – Это же что-то значит. Так что дело не в тебе. Все висело на одной ниточке, вот и оборвалось. Не сейчас, так через неделю бы…

Он помолчал еще немного потом добавил тихо:

– Они встречались раньше, до меня. Встречались, разбегались… Ну видимо закрутилось опять. Обеспеченный, красивый, карьера там, статус… А я… – Он развел руками, – Растрепанный мальчик в рваных джинсах… От зарплаты до зарплаты…

Они снова долго молчали глядя на мелькающие картинки на экране. Габриель наконец сказал дрожащим голосом снова чуть раскачиваясь:

– Жасмин уходит. Забирает Эрика. Говорит если буду требовать опеки, то подаст на меня в суд, что я их избивал.

– Какая чушь! – на удивление у Маркуса не было сил, – Это абсурд.

Она вызывала полицию как-то раз. Месяц назад… Мы поссорились. Я не бил, я ни разу в жизни не бил! Мы просто громко разговаривали… Оба… Протокол остался, соседи помнят. Адвокат говорит, что видимо она уже планировала уйти, потому и вызывала полицию. Говорит, дело плохо. Надо соглашаться.

– Какой абсурд, – только и смог повторить Маркус, – Но вы хоть видеться будете?

– Она говорит, что разрешит, если пойду на ее условия, – в его горле что-то булькнуло.

Пришедший вызов заставил их очнуться, и Маркус пошел к машине. Габриель тоже вскочил и побежал вдогонку:

– Ты подал заявление про того мальчика?

– Нет. Я… струсил, – мрачно признался Маркус садясь в машину.

– Я подам, – сказал Габриель, следуя за машиной, – Я подам, не волнуйся! Я сделаю!

 

Вернуться в оглавление


 

Profile

yeshe: (Default)
yeshe

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 07:15 am
Powered by Dreamwidth Studios