Feb. 7th, 2016

yeshe: (Schrödinger's Cat)

Глава 7. Сара

Двейн Рейни. 18 февраля

– Говорите есть новости? Вот не ожидал после стольких лет!

Агент Патрик Крейг на пенсии был маленьким жизнерадостным румяным толстячком в середине восьмого десятка. Он был одет в сине-красный свитер с оленями (такого типа, который в народе прозвали уродским), синие штаны и войлочные тапки. Коротко подстриженные волосы и усы были полностью седые. Широко распахнул дверь встречая гостей и отгоняя двух золотистых лабрадоров, провел в гостиную, а выслушав информацию помрачнел.

– То есть вы говорите, мы упустили маньяка?

– Мы тоже, – сказала Дубчек, – А теперь нам надо пересмотреть все дело под новым углом. Потому мы будем благодарны за любую информацию. Все, что… Ну вы и сами понимаете.

Крейг откинулся на спинку кресла и посмотрел в потолок:

– Выходит, Марсель был прав… Жаль, не дожил.

Марсель Деври был второй следователь в деле.

– Он был уверен, что того парня подставляют, – продолжил Крейг, – А я тогда был уверен, что это Берг… Так и не нашли его?

– Никаких следов. Наш «кандидат» тоже пропал. Вы можете поделиться, на чем была основана его уверенность?

Крейг задумался.

– Во-первых, человек либо осторожен, либо беспечен. На одном месте преступления масса отпечатков, а на другом ничего, и это странно… Его мнение… Потом…

Крейг начал говорить, но тут собаки бросились к входной двери и устроили танец счастья, и на пороге возникла крошечная старушка в седых кудряшках, очках, красной курточке и спортивных штанах.

– Патрик, ты не говорил, что ждешь гостей! – воскликнула она и всплеснула руками.

– Они позвонили вчера, у них срочное дело, – Крейг встал встретить жену, – Они из конторы. По поводу старого случая, на котором мы работали с Марселем. Как доехала?

– Прекрасно! Конечно снегопад, но дороги уже почистили.

– Представляете, – Крейг повернулся к гостям, – ей обязательно надо ездить к сестрам и обязательно зимой. Летом ну никак!

– Конечно! День рождения на лето не перенесешь, а в нашем возрасте каждый может быть уже последним. А можно мне послушать? – спросила она.

– Сара, ну почему тебя сразу все так интересует, как только это касается Марселя? – в тоне Крейга чувствовалось старое раздражение.

– Патрик! – возмутилась она, развешивая курточку и шарф в прихожей, – Я уже слишком стара, чтобы меня ревновали! Тем более, что его уже нет в живых. А память у меня получше твоей!

И она повернулась к гостям. Гости не возражали.

Конечно хозяйка немедленно организовала кофе и печенье, а когда наконец суета по накрытию стола успокоилась Рейни напомнил свой вопрос.

– Марсель… – начал Крейг, – считал, что некто по каким-то причинам имел зуб на Берга и придумал как его подставить. Считал, что возможно это происки родни миллионерши, которые хотели избавиться от конкурента. Кого-то наняли… Мне напротив казалось, что способ этот абсурдный. Идти на такие сложности и убивать с такой жестокостью несколько человек, чтобы посадить кого-то без сто-процентной гарантии, это более чем странно. Не проще ли убить один раз зато самого Берга? Он возражал, что Берг мог иметь какой-то компромат, где-то оставил информацию для гарантии, потому убивать его самого было опасно. Это было логично, но… Слишком сложно. В общем я все же считал, что из всех версий имеет смысл прорабатывать самую простую и реальную.

– Деври оставил какие-то записи?

– Не просто оставил, он их принес! Незадолго до смерти, словно чувствовал!

Крейг опустил голову, погрустнел и задумался, и Рейни почувствовал, что тот недоговаривает что-то важное. Дубчек напомнила:

– И можно нам их посмотреть?

– А? Нет. Увы. Я все выбросил! Я не верил. Просмотрел мельком, мне показалось все это ерунда. И я выбросил. Кто же знал, что он… что с ним… такое несчастье…

– Несчастный случай?

– А? Нет, вооруженное ограбление… – Крейг явно врал и явно испытывал от этого острую неловкость, – Десять лет назад…

– И вы не можете вспомнить, что было в тех бумагах?

– Нет, это было очень давно… я не читал внимательно… Что-то про адвоката Берга, про освобождение под залог. Какие-то странности… Не помню…

Они общались еще около часа, но больше ничего интересного и важного гости так и не смогли добиться. Гости поднялись и стали прощаться, стараясь не показывать разочарования.

Внезапно Сара посмотрела на часы, всплеснула руками и попросила мужа принести ее чемоданы из машины.

– В чем срочность? – удивился тот.

– Мои медикаменты! Мне надо срочно принять лекарство!

Крейг покачал головой, извинился и вышел во двор к маленькому красному жучку-фольксвагену, пока Джина трепала золотистые лохматые уши собак под их счастливое повизгивание.

Внезапно Сара взяла Рейни за рукав и быстро сказала:

– Когда будете уезжать, то проезжайте по улице до конца и поверните направо за угол. Остановитесь и ждите меня. Когда я проеду, следуйте за мной. Ничего не спрашивайте, это важно.

Когда Крейг принес ее чемоданы, она попрощалась с гостями и сказала мужу, что сейчас поедет в синагогу в дамский клуб, только переоденется. Как только она ушла в свою комнату, Крейг снова покачал головой:

– Сумасшедшие женщины! Чем старше, тем активнее. Похоже она достигнет пика активности в…

Он замолчал, но Рейни показалось, что он хотел сказать «в гробу».

Они сели в машину и отъехали, как сказала Сара, до конца плохо очищенной улочки между одноэтажных заснеженных домиков с такими же заснеженными деревьями, повернули за угол и остановились на обочине.

Сара появилась довольно скоро. Ее красненький жучок весело бежал по поселку, а они держались следом. Путешествие длилось минут двадцать, пока они не подъехали к лесной зоне. Несколько домиков стояли на опушке леса, и Сара затормозила у одного из них. К другим домам были прочищены дорожки, но пелена перед этим домом была девственно-нетронутой.

Старушка вышла из машины и махнув им рукой решительно перелезла через завал и пошла к дому через снежный покров, проваливаясь местами выше колена. Она с трудом открыла дверь, отодвигая скрипящий снег ногой, и впустила их внутрь. Ботинки у всех были полны.

Дом был старый, и внутри было почти так же холодно, как и снаружи. Мебель стояла покрытая запыленными пластиковыми листами и простынями. Оставляя снежные следы на пыльном паркете Сара прошла к камину, открыла заслонку, положила пару поленьев и мелких веток, смяла несколько листков бумаги и зажгла огонь. Гостей она пригласила сесть на диван или кресла, только убрать пыльное покрытие. Они сели на промороженный диван, выбивая снег из ботинок и озираясь по сторонам. Дом ветшал и умирал под пылью и одиночеством. На растрескавшихся стенах висели счастливые семейные портреты, но это счастье было многолетней давности. Через серо-желтые занавеси пробивался дневной свет, но ощущения были как в склепе. Прошло несколько долгих минут прежде чем из камина пошло хоть какое-то тепло.

Сара отодвинула с каминной полки большую семейную фотографию – отец, мать, и трое дочерей в возрасте от восьми до четырнадцати. За фотографией был стенной сейф. Она его открыла ключом с цепочки, которую сняла с шеи, и достала толстую как кирпич папку, положила на стол около камина, сдунув со стола пыль.

– Патрик не любит говорить о Марселе, – сказала она, – Он ревнует. Он считает, что я ему изменяла, и в этом он прав. Ту папку он действительно выбросил в мусор, но я ее достала, и это она. Марсель… – она задумалась и дыхание ее стало глубоким и прерывистым, – Официальная версия, что было вооруженное ограбление, чтобы его семья могла получить страховку и прочие привилегии, полагающиеся семье погибшего агента ФБР. Неофициальная версия самоубийство. И обе версии ошибочные.

Сара подождала пока информация уляжется в головах агентов. Они не перебивали. Когда человек говорит, не надо ему мешать.

– Я думала… Даже я думала, что у него мания преследования. Он говорил… Он чувствовал, что его могут убить, – голос ее уже дрожал, а глаза увлажнились, – И он считал, что это связано с делом Берга. Марсель серьезно стал работать над тем случаем, когда вышел на пенсию.

Она вздохнула, переждала спазм в горле и спросила:

– Вы действительно хотите сказать, что тот преступник может быть на свободе и действовать?

– Да, – сказал Рейни.

Слезы покатились по морщинистым впалым щекам Сары.

– Тогда Марсель это его жертва. Потому что он не мог покончить с собой! Я знаю! Хотя все улики указывают на это; все выглядит, как самоубийство, даже… – и добавила шепотом, словно боялась, что кто-то подслушает, – Даже записка была. Но я знаю, что это не так. Он не мог! Все молчат, потому что семья могла пострадать финансово; так что департамент покрывает, спасая семью. Думает, что спасает.

– Записка?

– Да, вот она, – Сара открыла папку, лежащую перед ними, и первое, что они увидели, это пластиковый пакет с запиской, – Я ее украла. Положила в пластик, чтобы… ну вы знаете. Я все-таки жена следователя.

Она сложила руки на коленях, сжимая салфетку в кулачке, сидя прямо как последняя жрица в склепе, где похоронено счастье семьи.

– Это его рука, но… Почерк дерганый… Нервный… Ведь можно человека запугать… угрожать семье, детям? Как вы думаете?

– Думаю да, – сказала Дубчек, рассматривая записку, – обстоятельства бывают…

Она была как бы стандартная, если в этом деле могут быть стандарты. «В моей смерти прошу никого не винить, я ухожу из жизни добровольно. Марсель»

– Вы знаете, кто расследовал это дело? – спросила Джина.

– Да, конечно, я знаю тут всех, я вам все расскажу. И кстати… – она замялась, – все случилось здесь в подвале. Так что это и есть место преступления.

– Что вы имели в виду, говоря что вы украли записку? – спросил Рейни.

– Следствие не знает… Я ведь была первой, кто нашел его… Но я ушла. Помочь уже было нельзя, он был мертв… наверное больше суток. Семья его уехала в отпуск, он собирался ехать за ними, но… Я звонила ему, он не отвечал… Я приехала… Вы понимаете, если есть записка, то одно, если нет, то первый нашедший… тело… и есть как бы первый подозреваемый. И оба варианта плохие в смысле последствий… учитывая нашу ситуацию…

Она помолчала и добавила:

– И никто с тех пор не был в доме, кроме следователей. И меня. Да, семья Марселя конечно, но они собрались и уехали очень быстро после похорон и расследования… Они меня тоже не любят по понятным причинам. Они считают дом проклятым, а продавать… Сначала они пытались, но кто купит после этого? А теперь уже махнули рукой. Так что я просто присматриваю.

Она протянула Джине связку ключей и цепочку с ключом от сейфа.

– Пожалуйста, найдите его! – сказала она сквозь слезы, – Обязательно найдите этого убийцу! Не оставляйте это дело, прошу вас!

Вернуться в оглавление


Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios