Feb. 3rd, 2016

yeshe: (hypatia)

Глава 3. Серия
Двейн Рейни. 15 Февраля

«Все страньше и страньше», подумал Рейни, снял ноги со стола и озадаченно положил бумаги ближе к свету.

Надо сказать, что дело безумного профессора и тогда оставило странный осадок в его душе. Что-то в нем было необычное, не похожее на все остальные дела. А теперь все становилось еще более непонятным.

Тогда, семь лет назад, все началось с того, что на территории одного университета в Вирджинии произошло убийство. Студентка была задушена в своей комнате в общежитии. Замок не был взломан; в качестве орудия убийства был использован отрезок капронового шнура, который остался на месте преступления; никаких следов постороннего ДНК на нем не нашли. В здании еще не было камер наблюдения, и следствие быстро зашло в тупик.

Через три месяца похожее убийство произошло в парке соседнего колледжа тоже в Вирджинии; уличные камеры зафиксировали худощавого высокого человека в мешковатой одежде и капюшоне скрывающем лицо, и опознать его было нельзя. Орудием убийства был такой же шнур, и тоже никаких следов на нем обнаружено не было. Тогда уже подключилось ФБР, в частности агенты Рейни и Дубчек, но выйти на след преступника тоже не удалось.

Два месяца спустя аналогичное преступление произошло еще в одном университете Вирджинии в одной из комнат старого архива библиотеки. Такой же шнур был использован в качестве орудия убийства, причем состав волокон этого шнура был идентичен тому, что использовали в первых случаях. Шнур последовательно отрезали от одного мотка. Экспертиза показала, что убийство произошло поздним вечером, и было не понятно, как девушка попала в здание, и что она там делала. Архив и часть библиотеки были на реконструкции, все средства наблюдения были демонтированы; однако несколько человек накануне вечером видели около здания высокого худощавого мужчину, и один из свидетелей даже его опознал – это был профессор Джон Хорсшу.

Рейни помнил момент, когда они впервые нанесли профессору визит. Тот был до того испуган и взволнован, что начал задыхаться, и смог вести беседу только приняв лекарство. Когда его спросили, что он делал около здания архива в тот самый день, он промямлил, что кого-то хотел встретить, но затруднился сказать кого. Когда его попросили дать отпечатки пальцев, он наотрез отказался, но они сумели их раздобыть – и получили своего первого и последнего подозреваемого. Именно эти отпечатки были на дверной ручке комнаты, на подоконнике и на пластиковом файле для документов, который лежал под панелью встроенного стенного шкафа. Выяснилось также, что погибшая девушка год назад брала у профессора курс средневековой литературы. Связь была налицо, хотя мотивы по-прежнему были не понятны. Улик набралось достаточно для ареста.

Обыск в доме профессора принес неожиданность, но не ту, которую искали: заветный моток шнура обнаружен не был. Зато среди нескольких раритетных писем и рукописей известных писателей, приобретенных как выяснилось совершенно легально, был обнаружен ценнейший манускрипт, пропавший еще во время второй мировой войны из одного из европейских музеев. Манускрипт этот считался безвозвратно утерянным.

Не надо пояснять, что следствие начало всерьез копать прошлое профессора, и выкопало много интересного. Доктор Хорсшу лет пятьдесят был совершенно обычным человеком, но потом словно что-то случилось, и жизнь его пошла кувырком. Сначала несколько студенток подали на него заявление о приставаниях, но он отстоял себя, объяснив это неудачными домогательствами в свой адрес и затем попытками свести счеты. Потом у него внезапно начался роман с известной киноактрисой. Жена простила ему студенток, но не вынесла кинозвезды и ушла. Выплаты по разводу были огромные, но профессор справился. Не только справился, он неожиданно купил себе мазератти, повергнув в шок все университетское начальство. Следствию он объяснил, что получил наследство, а потом удачно вложил выигрыш на бирже, и это как ни странно подтвердилось. «Звездный» роман профессора закончился очень скоро, а через полгода после развода отношения между экс-супругами вдруг пошли на поправку, хотя до повторного брака дело пока не дошло…

Рейни вспоминал свои впечатления от бесед с профессором. Тот совершенно не производил впечатления преступника или социопата. Скорее это был глубоко несчастный и насмерть перепуганный человек. Он все отрицал и часто плакал. Его адвокат стоял горой и пресекал любые попытки диалога, а профессор был не в состоянии контролировать эмоции. Его допрашивали, давили, уговаривали, чтобы добиться признания; прямых улик по первым двум делам по-прежнему не было, все было построено только на отпечатках пальцев на месте третьего преступления и на сходстве всех трех случаев. Они не добились ничего: профессор говорил, что его преследуют и подставляют, но не знал кто.

В конце концов под напором начальства дело передали в суд, но во время одного из судебных заседаний профессор бесследно исчез. В тот день Дубчек и Рейни отсутствовали по каким-то уважительным причинам; в одном из залов суда случился инцидент, и вся охрана сбежалась успокаивать ситуацию. Среди сумятицы профессор одетый в цивильное и никем не остановленный вышел из здания и растворился в городе. По уличным камерам его отследили только два квартала, после чего был зазор в наблюдении. Ни денег, ни документов, ни карточек у него с собой не было, потому было совершенно не ясно, куда и как он мог испариться. С тех пор его так и не нашли, и его исчезновение было приравнено к его признанию вины. А поскольку убийств больше не было, то следствие заморозилось окончательно.

Рейни просмотрел тот отсканированный образец, о котором говорил Стивен. Он относился к самому первому убийству. Отпечаток края ладони, как будто кто-то стоял снаружи комнаты общежития ожидая, что ему откроют дверь и коснулся косяка.

И теперь этот случай двадцать шесть лет назад…

Началось все в курортном городке Мериленда на берегу океана. В одном из дешевых мотелей был найден зверски убитый и изуродованный молодой человек. Он заплатил за постой на неделю вперед, и с тех пор его никто не видел живым; возможно он был убит в самую первую ночь. Был жаркий сезон, и соседи пожаловались на запах. Из-за характера убийства ФБР подключилось сразу, но следствие не дало результатов, так как практически никто ничего не видел. Отпечатков пальцев было много, так как мотель убирали очень символически. Но все нити, если и появлялись, то сразу обрывались.

Второе аналогичное убийство произошло через полгода в похожем дешевом мотеле на другой окраине того же городка. И тоже был убит молодой человек, причем так же зверски. Те же многочисленные ножевые ранения в грудь, так же изуродовано лицо. Сразу выявилась еще одна связь между преступлениями – обе жертвы были нетрадиционной сексуальной ориентации. Но во втором случае однако удалось собрать больше информации. Свидетели видели, как в номер вселялись двое мужчин, но был поздний вечер, и никто их толком не разглядел. В комнате на месте преступления были найдены отпечатки пальцев покойного и еще кого-то и несколько местных сувениров. Все местные магазины были обследованы, и в нескольких были найдены идентичные образцы. Понятно, что следствие нашло способы взять отпечатки пальцев у всех сотрудников оных, и – бинго! – случай казалось был немедленно раскрыт: отпечатки принадлежали Айзеку Бергу, владельцу одного из этих магазинов. Обвинения в убийстве повергли его в полный шок (Рейни не удержался и прослушал фрагменты записей допросов, которые тоже были переведены со старого диктофона на цифру). Он не отрицал, что был в том отеле, но по его словам это было за пару дней до означенной даты; его якобы пригласили на деловую встречу, где они договаривались о торговой сделке. Берг принес образцы своих товаров. Нет, комнату снимал не он; имя его собеседника вот на этой визитке; нет, больше переговоров не было, он ждет решения по продукции.

Визитка привела в тупик; не было ни такого человека, ни его бизнеса. Вернее магазин был, но там никто не знал человека, имя которого стояло на визитке. И поскольку на карточке не было к тому же никаких других отпечатков пальцев, то следствие решило, что карточку заготовил сам Берг на подобный случай. Тем более, что работники мотеля отрицали, что комнату кто-то снимал в течение месяца, ведь курортный сезон давно закончился, и мотель стоял почти пустой. Справедливости ради надо было заметить, что комната была без сигнализации и находилась в самом последнем из мотельных домиков далеко от офиса; охрана лишь изредка обходила территорию и проверяла помещения. Потому если у кого-то был ключ или отмычка, то конечно можно было бы зайти в комнату незамеченным. Вопрос – зачем и кому это нужно? Потому следствие сконцентрировалось на главном подозреваемом.

Берг был мелким коммерсантом. Ему было чуть больше сорока, и у него был сувенирный магазинчик, который приносил небольшой, но стабильный доход. Также у него были две дочери и бывшая жена. Развод состоялся два года назад без больших судебных проблем; Берг охотно пошел на все уступки и оставил бывшей жене и дочерям дом, сделал ее совладелицей магазина и даже выплатил некоторую сумму, чему следствие очень удивилось и естественно заинтересовалось источником денег. Выяснилось, что тот несколько раз удачно играл в казино, кроме того в его доме был обнаружен тайник с партией сырых алмазов на очень солидную сумму. Камни были не маркированные; экспертиза показала их южно-африканское происхождение, но ни ФБР, ни Интерпол не обнаружили каналов, по которым они пришли.

Любовные интриги Берга были не менее интересными. Завсегдатаи местного гей-клуба – ура, вот она связь! – опознали в нем посетителя. Он бывал там редко но регулярно в течение нескольких лет, однако затем исчез. Выяснилось, что у него возник роман с известной миллионершей. Она предоставила ему адвоката, который каким-то чудом добился освобождения Берга под большой залог, и выйдя на свободу он в первый же день исчез бесследно. Следствие пыталось привлечь его любовницу, но доказать ничего было нельзя…

Рейни читал со смешанными чувствами. С одной стороны, что странного, что люди играют деньгами, спекулируют ценностями и изменяют женам? Это можно назвать симптомами душевного расстройства или кризиса среднего возраста, но ведь не назовешь симптомом, что люди при этом выигрывают большие суммы денег! И любовные интриги высокого профиля – это же не просто закрутить роман с актрисой или миллионершей! Это наверное так же трудно, как выиграть несколько тысяч в казино! Впрочем это наверное труднее, особенно с такой заурядной внешностью, как у Берга или Хорсшу. Вот тебе и инопланетная форма… Скорее дьявольская…

Стоп, сказал себе Рейни, отбросим мистику. Что реального мы имеем? Двух человек, которые начали денежные игры, общение с черным рынком, любовные интриги и серийные убийства? Нет, не так. Началось с серийных убийств. И только потом в деле появлялись подозреваемые, и стопроцентной уверенности в их вине не было ни у Рейни, ни как он заметил у агентов, которые вели то дело. «Кстати, интересно было бы пообщаться», подумал Рейни и выписал их имена. А потом человек сбегал, и это было словно признание вины, дело раскрыто и закрыто…

Кстати, а где тот образец, о котором говорил практикант? Рейни перебрал папки и вытащил нужную. Это были смазанные отпечатки двух пальцев, которые остались на месте первого преступления на подоконнике. В том отеле было несколько неопознанных отпечатков; во втором же случае все «пальцы» в комнате принадлежали Бергу и убитому молодому человеку.

Что ж, подумал Рейни, начнем-ка с самого начала, отбросив вторичное. И даже подозреваемых. Начнем с убийств, которых у нас теперь пять. И два из них объединены одним человеком, а остальные «пристегнуты» серией.

Он достал новую папку, подумал и написал на ней «ПРИЗРАК». Потом взял чистый лист бумаги, разлиновал на пять колонок и начал скрупулёзно вписывать в них содержимое…

Несколько часов работы не принесли просвета. Все было не то. Как он чувствовал с самого начала, сходство между случаями было, но не такое, как в обычных серийных убийствах. Это было сходство между самими сериями. Все-таки все организовывалось вокруг тех двух человек, а не вокруг жертв… Почему? Зачем? Что это могло быть? Черный рынок? Нелегальные доходы? Семейные проблемы… Что-то еще было общее…

И вдруг он понял. Встреча. Профессор тоже говорил что-то про встречу! Что если в качестве версии представить, что они не врали? Некто действительно договорился, пригласил, открыл комнату заранее, принял гостя и… Тогда что?

Рейни просмотрел папки дела и нашел пластиковый конверт с визиткой неизвестного, якобы забронировавшего комнату. Фриц Рёйтер, Антикварный магазин. Старинная бронза. Адрес, телефон. И даже фото-робот, который составили по описанию Берга. Молодой человек лет двадцати восьми, большие очки, светлые усы и бородка, белокурые волосы, скрывающие уши. Рейни сразу подумал про парик и наклеенную бороду. Да, это вполне могло быть маскировкой. Сейчас ему наверное чуть больше пятидесяти…

Он набрал телефон лаборатории.

– Стивен, привет, это Рейни.

– Да! Привет! – в голосе Стивена был восторг, – вы по-по-смотрели?

– Да, спасибо, я посмотрел, и очень даже под впечатлением. Прекрасная работа!

В ответ ему раздалось несколько звуков, видимо означающих бурю эмоций, в которой находился практикант.

– Стивен, ты проверил все ДНК в этом деле? Там в первом случае их было очень много.

– А? да… все.

– И ДНК Берга в первом случае не оказалось?

– Нет, ни одного.

– А во втором?

– Там я проверял только смазанные отпечатки и по одному из идентифицированных, чтобы было с чем сравнивать. Там были только э… покойник и Берг.

– Понятно. А можно тебе поручить одну тонкую работу?

– Да! – воскликнул практикант, – Я могу под микроскопом отрезать слой в несколько…

– Отлично! Отлично! – перебил Рейни, не сомневаясь в уровне безумия практиканта, – Представь себе, что ты хочешь передать другому визитку не оставив отпечатков пальцев. Как бы ты это сделал?

– А… – задумался Стивен, – перчатки исключены?

– Нет, не исключены, но ведь если ты в перчатках, то тебя могут заподозрить. А главное, это бы запомнилось. Человек запоминает все, что кажется ему неуместным или странным.

– Э… тогда держал бы за торцы наверное.

– Именно! Я же говорю, что ты умеешь логически мыслить. Так вот помнишь визитную карточку? Можешь проверить ДНК на ее торцах? Шансов очень мало конечно, но кто знает…

– Понял! Да! Попробую! – восторженным шепотом воскликнул Стивен.

Вернуться в оглавление


Profile

yeshe: (Default)
yeshe

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 10:39 am
Powered by Dreamwidth Studios